На главную
Карта сайта
Контакты
Добавить в избранное
25 / 07 / 2017  
Українська мова Русский язык English
 
 
Investor Relations & Украина
IR - гид
Об IR - Agency
Услуги IR - Agency
Контакты
Новости IR - Agency
IR - исследования
Календарь IR - событий
Конкурс IR - кейсов
Публикации
Рейтинги & коммуникации
Рынок капитала
Корпоративное управление & устойчивое развитие
Клиент-центр
Партнеры

Рынок капитала

 

Инвестиционный дайджест InVenture (июнь 2014)

 

В новом выпуске:
- Только основные мировые и украинские новости инвестиционного рынка
- Инвестиционные эксперты расскажут, какова судьба бизнес активов Президента Украины Петра Порошенко
- Как инвестировать сегодня и защититься от девальвации, не покупая валюты?
- Какие сегодня есть возможности пополнить оборотные средства компании?
- О перспективных нишах и инвестициях в современные онлайн-медиа
- Секреты миллиардеров и олигархов, которыми они никогда не поделятся
- Диана Смахтина - директор по корпоративному управлению SigmaBleyzer расскажет о прошлом, настоящем и будущем инвестирования украинский бизнес
- Дмитрий Шоломко - директор «Google Украина» даст совет, как поступать во время кризиса
- Наталья Березовская - партнер Detonate Ventures побывав в Дублине, поделится своими впечатлениями о международном конгрессе бизнес-ангелов European Business Angels Network (EBAN)
- Елена Волошина - глава представительства IFC в Украине расскажет о дальнейшем развитии инвестиционной составляющей украинского аграрного сектора
- Новые инвестиционные проекты, предложения по покупке бизнеса, анонс ближайших событий в сфере инвестиций, горячие вакансии и многое другое Вы сможет найти в новом выпуске инвестиционного дайджеста InVenture ровно через неделю.

Успейте подписаться (бесплатно)!

 

Инвестиционный дайджест InVenture (май 2014)


В новом выпуске:
- Инвестиционные ожидания Украины от Томаша Фиалы (Dragon Capital)
- О состоянии инвестиционного рынка Украины из уст инвестбанкира (Игорь Мазепа из Concorde Capital)
- Продажа флагманского бутика известнейшего мирового бренда мужской одежды и аксессуаров в Украине
- Инвестиционный проект производства детских подгузников в Украине
- Коммерческая недвижимость в сфере авторитейла - Motor City
- ТОП 100 главных инвестиционных новостей за месяц...


....и многое другое в удобном для чтения формате.



Архив выпусков InVenture можно скачать здесь.

 


НКЦБФР подписала двусторонний меморандум с Федеральной службой по финансовым рынкам Российской Федерации

НКЦБФР (Национальная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку) подписала двусторонний меморандум о взаимопонимании и обмене информацией с Федеральной службой по финансовым рынкам (ФСФР) Российской Федерации. С украинской стороны документ подписал Дмитрий Тевелев, Глава НКЦБФР, с российской стороны - Дмитрий Панкин, Глава ФСФР.


«Мы рады формализации сотрудничества с российским регулятором, ведь оно должно положить начало созданию новой системы обмена информационными ресурсами на рынке ценных бумаг и стартом новых проектов международного сотрудничества. Надеюсь, что совместными усилиями с российскими коллегами мы будем способствовать началу создания новых проектов, инструментов и возможностей для развития и совершенствования наших фондовых рынков. Ведь подписание данного документа подтверждает открытость и прозрачность намерений о сотрудничестве между нашими странами в сфере рынка ценных бумаг», - отметил Дмитрий Тевелев, Глава НКЦБФР.


Прежде всего, данный документ регулирует полномочия сторон, согласно которым регуляторы будут давать друг другу ответы на информационные запросы, получать данные о правонарушениях и обмениваться методологическими советами в рамках законодательства о ценных бумагах и фондовом рынке.


Напомним, что в этом году Комиссия подписала еще несколько меморандумов о международном сотрудничестве, а именно с Центральным банком Армении, Комиссией по финансовому рынку Республики Молдова, а также с Национальной комиссией по ценным бумагам Румынии, Национальным банком Грузии и Государственной службой регулирования и надзора за финансовым рынком при Правительстве Кыргызской Республики. Добавим, что сейчас украинский регулятор готов к подписанию меморандума с регулятором фондового рынка Азербайджана.

http://www.nssmc.gov.ua/press/news/nkcpfr_pidpisala_dvostoronnijj_memorandum_z_federalnoyu_sluzhboyu_z_finansovikh_rinkiv_rosijjskoyi_federaciyi

 



Наше понимание может отличаться от мнения рынка. Но мы должны работать вместе


Интервью с главой НКЦБФР Дмитрием Тевелевым и членом НКЦБФР Анатолием Амелиным

Интерфакс-Украина, 04.07-25.07.2012


Нацкомиссия -- это совершенно иная парадигма

"Интерфакс-Украина": Прежде чем перейти к обсуждению текущей ситуации на украинском рынке, хотел уточнить вопрос о том, что изменилось с переименованием Комиссии. Что «кроется» за сменой вывески? Чем будет отличаться регулирование, осуществляемое Национальной комиссией, от регулирования Государственной комиссией?

Дмитрий Тевелев (Д.Т.): Хочу подробно рассказать о том, что такое Национальная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку. Что есть изменение названия с "Государственная" на "Национальная"? Возможно, многие думают, что это технически один и тот же орган, система и принципы работы которого остаются одними и теми же, а меняется только название? Я это воспринимаю совершенно иначе. Переход от Государственной к Национальной – это совершенно иная концепция регулирования и взаимодействия участников рынка, к которым я отношу и Комиссию. Регулятор - это такой же элемент фондового рынка, но только раньше понятие «Государственная комиссия» подразумевало вертикальные взаимоотношения участников рынка: вверху пирамиды – Комиссия, которая и судья, и законодатель, и контролер, и советник. И у Государственной комиссии есть совершенно четкие государственные интересы. Все остальные находятся внизу пирамиды, но деятельность их подчинена соблюдению государственного интереса. И эта вертикаль: вверху – интересы, задачи и позиции государства, и все остальное им подчинено, а дальше уже – бизнес.
Национальная комиссия – это совершенно иная парадигма. Мы выстраиваемся в горизонталь: Комиссия, участники рынка, эмитенты, иные государственные органы, имеющие отношение к рынку. Мы все выстраиваемся в одну параллель. И у нас появляется одна общая цель – развитие экономики страны, т.е. национальный интерес. И наша цель – не подчинить, к примеру, торговца интересам государства, загнать его в угол, а совместно найти способы для развития рынка, развития экономики, обеспечения реализации национальных интересов на этом рынке. А отсюда следуют партнерские отношения, совместная выработка решений, совместная отработка каких-то принципов и подходов, лояльность к дисциплинированным и добросовестным участникам рынка, жесткость к тем, кто не соблюдает регуляторные требования и правила.
В качестве примера необходимости соблюдения национальных интересов: можно много говорить об обращении иностранных ценных бумаг на территории страны. Но мы ведь прекрасно понимаем, что иностранная бумага, если эмитент не имеет активов в нашей стране, - это работа наших денег за пределами Украины. И второе – деньги «вытаскиваются» из реального сектора и «идут» на спекулятивный рынок. Это неплохо и должно быть, но не среди главных приоритетов, не во-первых.

-- Расскажите, пожалуйста, о взаимоотношениях Нацкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку Украины с IOSCO. Недавно увидел решение правительства, которым были выделены средства на уплату взносов. Вы намерены активизировать сотрудничество с этой организацией? С какой целью?

Д.Т.: Комиссия в свое время много времени потратила на то, что на полноценных правах войти в международную организацию регуляторов рынка ценных бумаг – IOSCO, которая сейчас объединяет более 180 регуляторов, но до сих пор это не получалось. Во-первых, предыдущая оценка соответствия Украины принципам и целям IOSCO проходила в середине предыдущего десятилетия и оказалась достаточно низкой.

-- А разве Украина не член IOSCO?

Д.Т.: Мы члены IOSCO, но мы не присоединились к Меморандуму о взаимпонимании, потому что мы не прошли процедуру оценки. Предыдущая оценка показала, что у нас ни законодательство о защите прав инвесторов, ни законодательство о борьбе с инсайдом и манипулированием, ни структура, ни институциональная независимость не соответствуют международным требованиям и стандартам.
К тому же, у нас накопилась задолженность по взносам в IOSCO. Только в этом году нам впервые за четыре года выделили средства из бюджета, и мы заплатим взносы за два года.
Естественно, что на этом фоне финансовой задолженности, неоднозначного восприятия Украины на международной арене и достаточно высокой активности наших коллег мы чувствовали себя не очень уверенно. При том, что за последние полтора года наше участие во многих международных конференциях, семинарах, круглых столах вызвало очень большой интерес к украинскому фондовому рынку со стороны бывших советских республик. Они в нас увидели интересную методологическую базу: то, что мы делаем, для них во многом – внове. И к нам обращаются с просьбой дать материалы, дать документы. К слову, на очередном заседании Совета руководителей государственных регуляторов рынков ценных бумаг стран СНГ, которая не так давно проходила в Минске, мы подготовили рекомендации по системе подготовки специалистов, а также по переходу на международные стандарты отчетности.
Отдельно хочу отметить, что мы обратились в IOSCO с предложением провести самооценку соответствия наивысшим стандартам этой международной организации. Это довольно длинная, сложная и даже рискованная процедура, но мы сказали: Комиссия готова сама себя оценить по стандартам и методикам этой международной организации. Нам только необходимы эксперты, которые нам помогут с методологией и методикой оценки.
Интересно, что за последнее время только две страны вышли с таким предложением и были поддержаны IOSCO. Уже в июле в Украину приезжают эксперты для методологического сопровождения, мы уже получили анкеты и начинаем эту работу. Это рискованно, с одной стороны, потому что если мы не будем соответствовать каким-то принципам и правилам IOSCO, то эта публичная информация будет достаточно широко распространена. Но, с другой стороны, мы сделали такой предварительный анализ: действительно, то, что сделано за последние два года – это серьезно. И по многим параметрам мы очень сильно продвинулись: и в вопросах корпоративного управления, и в вопросах борьбы с инсайдом и манипулированием, и в вопросах защиты инвесторов, институциональной самостоятельности.
Поэтому у нас такая договоренность с IOSCO: мы проводим самооценку, по результатам которой они дают нам заключение о соответствии и рекомендации, что нам еще нужно сделать, чтобы в полном объеме соответствовать международных принципам.
Почему еще это важно. Оценки, выводы рекомендации IOSCO очень внимательно читают инвесторы, они используются Международным валютным фондом, Всемирным банком, G20. В период кризиса IOSCO очень активно работало с международными институциями по выработке антикризисных рекомендаций. И если мы так начинаем работать с IOSCO, об этом однозначно узнают инвесторы. Верю, что то, что мы делаем, - это хороший вклад в создание позитивного имиджа и позитивного инвестиционного климата Украины, позиционирование Украины как государства с хорошими стандартами системы регулирования.

Анатолий Амелин (А.А.): Можно добавить, что это нас приблизит к подписанию Меморандума, что является определенным международным знаком качества. Международное сообщество начнет иначе принимать Комиссию

Д.Т.: И еще один момент. Эти обращения к нам со стороны государств Восточной Европы, Азии, Кавказа, Южной Европы (Болгария, Хорватия, Молдова) насчет заинтересованности в нашей нормативной базе, о которых я говорил выше, привели к тому, что IOSCO рассматривает Украину как потенциальный региональный методологический центр для развивающихся рынков в Восточной, Южной и Центральной Европе. И это не просто декларация; мы сейчас договорились с IOSCO о планировании в сентябре этого года проведения встречи в Украине глав регуляторов государств Восточной, Южной и Центральной Европы и Азии и уже начали над этим работать. Сюда должны приехать руководители регуляторов как минимум 15-20 государств. IOSCO берет на себя экспертное сопровождение: они присылают в Украину своих экспертов. Мы ожидаем, что эта конференция продлится неделю. Уже согласован план этого мероприятия, основные обсуждаемые темы. Думаю, что это очень серьезно – то, что впервые Украину воспринимают как центр, который может проводить подобные мероприятия. И это, опять-таки, важный месседж инвесторам.


Основная проблема в Украине -- это ликвидность

-- Мы достаточно часто встречаемся с ведущими участники рынка. Из последних встреч можно сделать вывод, что медовый месяц нового руководства Комиссии и торговцев закончился.

Д.Т.: Да, давно.

-- То, что вы с IOSCO подпишите какой-то документ -- украинскому биржевому рынку почти что мертвому припарка: он на глазах гаснет и умирает. Пожалуй, впервые за долгие годы его представители даже не могут дать гарантии, что рынок возродится. Одни говорят, что офис перенесем в Варшаву, другие – что у нас все равно будет работа по привлечению иностранных инвестиций и кредитов, обслуживанию сделок M&A. Видимо, государству биржевой рынок акций не нужен.

А.А.: На самом деле, проблема известна и понятна. И мы, как никто другой, желаем, чтобы украинский рынок развивался. Но в этом вопросе есть две составляющие. Первая - это история возникновения украинского фондового рынка. Мы пошли нетрадиционным путем, так как у нас рынок возник, в первую очередь, как инструмент приватизации, а не средство для перераспределения ресурсов. В Украине регулятор был создан после того, как были запущены механизмы функционирования фондового рынка. И большая часть проблем, о которых вы говорили, – оттуда: большое количество акционерных обществ, миноритарных акционеров, которые не имеют представления о том, что им делать с акциями, доставшимися в результате приватизации. Соответственно, и низкая корпоративная культура. Думаю, что многие трудности объясняются тем, что наши акционерные общества не прошли необходимый эволюционный путь развития.
В то же время, когда мы говорим о развитии рынка и о том, что без инвестиций оно невозможно, мы видим тенденцию: украинские компании начинают привлекать капитал не в Украине, а в Европе: в Лондоне, в Варшаве. Причины этого просты: более низкая стоимость ресурсов, их достаточное количество, гибкость международного финансового рынка. Ведь, если мы посмотрим на кредитную ставку для корпоративного бизнеса в Украине – это, в среднем, 20 %: 18-22 %%. Вопрос: какую нужно иметь рентабельность, чтобы не только обслуживать эти кредиты, но еще и развивать бизнес?
Основная проблема в Украине, на наш взгляд, это, все-таки, ликвидность. Польша сделала большой рывок, во-первых, правильно проведя приватизацию, во-вторых, корректно организовав процесс внедрения пенсионной реформы, которая позволила накопить больше 150 млрд злотых, а сейчас, по-моему, уже 200 млрд злотых пенсионных активов. Это «длинные» деньги, которые инвестируются с горизонтом 5-10 лет и являются очень «желанными» для эмитентов во время IPO. Для них очень важно вхождение именно «длинных» инвесторов, которые покупают на длительный период. Спекулянты не интересны эмитентам, так как вызывают очень высокую волатильность рынка. В Украине, в принципе, отсутствует как таковой класс долгосрочных инвесторов, если говорить о частном капитале.
Поэтому мы должны двигаться в сторону увеличения объемов ликвидности. Для нас действительно важна пенсионная реформа, и мы очень надеемся, что в 2014 году будет запущен ее второй уровень. Конечно, сразу в этот же год рынок не получит резкий толчок, но инвестиционная масса на рынке увеличится.
Кроме того, есть прямая корреляция между кредитным рынком и инвестиционным. Сегодня по депозитам можно получить 14-15 %%, тогда как фондовый рынок – чуть менее доходный и более рисковый. Думаю, что когда ставки по депозитам снизятся до 9-10 %%, мы увидим переток капитала на фондовый рынок.
К сожалению, Комиссия сегодня не может влиять на рынок капитала с точки зрения ликвидности, мы можем влиять только в части защиты прав инвесторов. Можно сказать, что мы сегодня концентрируемся и на решении проблем, возникших в процессе приватизации, и, с другой стороны, уделяем большое внимание вопросам инфраструктуры рынка. И на сегодняшний день Украина является одной из самых инвестиционно-привлекательных стран. Это не наши патриотические заявления, это заявления международных инвесторов. Мы сейчас видим приход в Украину крупнейших международных нефтяных компаний, видим присутствие международных холдингов в сфере продуктов питания, сельского хозяйства, металлургии. В принципе, в Украине инвесторы присутствуют – так, компания McDonalds заявила о готовности инвестировать $200 млн в развитие сети. То есть, инвесторы в Украине есть, они себя чувствуют достаточно комфортно, но еще свежи кризисные явления 2008-2009 годов, поэтому они смотрят на Украину осторожно.

-- Вопросов нет по поводу прямых инвесторов: понятно, что страна большая, потребителей свыше 45 млн человек, сырьевые ресурсы есть. Вопрос о фондовом рынке. Инфраструктуру можно создать, но кому она нужна, если на рынке не будет компаний…

А.А.: Все правильно, рынка не будет без ликвидности. Если нет ликвидности, то нет и рынка.

-- В какую бы украинскую акцию сейчас вы вложились?

А.А.: Я бы сформировал портфель исключительно из бумаг компаний, которые платят дивиденды. Потому что это уже некая стабильность. Есть предприятия металлургического сектора, есть "Укрнафта", которые платят дивиденды независимо от того, как они сегодня оцениваются.
Опять-таки, если мы говорим о публичных компаниях, в Украине все без исключения публичные компании – это бывшие корпоратизированные госпредприятия, прошедшие приватизацию. Давайте посмотрим на их free float: если компания выходит на IPO в Европе, ее free float должен составлять не менее 15-25 %%. А у нас – 1, 2, 5 %%. В таком случае, это не публичная компания, а, скорее, иллюзия. Поэтому мы должны прийти к системе, когда украинские эмитенты будут заинтересованы в украинском капитале, будут открытыми и понятными для инвестора.
Давайте возьмем гипотетический пример: некая компания хочет привлечь в Украине капитал на открытом рынке. Но ее оценка здесь намного ниже, чем в Европе. Почему? Потому что на зарубежном рынке стоимость капитала намного ниже. И когда финансовый директор или собственник оценивают, куда выгоднее пойти для бизнеса – то, естественно, они выберут тот вариант, при котором стоимость капитала ниже. В Украине ресурсы привлекать невыгодно. Основной рынок ресурсов сегодня – это краткосрочное банковское кредитование, то, чем компании «перебиваются», закрывая свои кассовые разрывы. «Длинных» денег, к сожалению, практически нет. Есть ряд выпусков облигаций, рассчитанных на 2 - 3 года, но это, скорее исключение, чем правило.


От рынка требуется больше активности

-- Самая большая проблема на этом рынке, что нет перспективы, нет понимания, что государство вообще от этого рынка хочет. Соответственно, если нет перспективы, какой бизнес будет сюда вкладывать, будет развиваться?

Д.Т.: Я вспоминаю ваши слова о том, что "медовый месяц закончился". Меньше всего сейчас, спустя эти два с небольшим года, хотелось бы, чтобы он продолжался.
Оглядываясь назад на два года, когда мы пришли в Комиссию, у нас был довольно приличный кредит доверия, и участники рынка связывали с нами очень серьезные надежды. Буквально через несколько месяцев, рынок увидел наши подходы, наше желание что-то изменить, реформировать, привнести в рынок какую-то свежую струю и то, что это действительно было искренне. И я очень благодарен участникам рынка, что они нам поверили и возлагали на регулятор большие надежды.
Что мы сделали за эти два года? Перечислять заслуги, наверное, было бы глупо. То, что мы сделали, надеюсь, видно. И в вопросах инструментария, и в вопросах инфраструктуры, и в вопросах эмиссионной и регистрационной деятельности, отчетности. Достаточно ли этого, чтобы рынок заработал? Достаточно ли желания регулятора развивать этот рынок, чтобы он развивался? Оказывается, что нет, недостаточно.
У нас произошло такое наслоение ожиданий от регулятора каких-то сдвигов в развитии рынка на не до конца точное понимание роли и места регулятора на рынке. Ведь мы не являемся органом управления. Управление и регулирование – это совершенно две разные ипостаси реализации функций государства. Если министерство, как орган управления, имеет возможность давать обязательные для исполнения команды, а не рекомендации, если министерство, как орган управления, имеет возможность менять менеджеров подчиненных им компаний, имеет возможность получать не только бюджетное финансирование, но и ресурсы для реализации каких-то целевых программ, то к регулятору существует совершенно другой подход. Если говорить об этом рынке, то это хорошо для него. Это рынок свободных профессионалов, которые строят свой бизнес исходя их своих взглядов, своего понимания, ориентируясь на регуляторные ограничения, которые мы формируем.
Что очень важно, так это то, что мы перестали формировать эти ограничения без участия рынка. Мы очень хорошо понимаем, что ни одна регуляторная преграда, ни один нормативный документ без восприятия его рынком не будет работать. Люди будут просто искать способы не исполнять или исполнять поверхностно, либо искать какие-то другие пути. Если мы хотим работать на цивилизованном рынке, мы должны искать какие-то разумные правила. Естественно, что наше понимание может отличаться от мнения рынка. Но мы должны работать вместе. Это улица с двухсторонним движением. Я бы даже так сказал, что эта улица, по которой мы вместе идем в одном направлении. И такой подход регулятора был хорошо воспринят рынком.
Но достаточно ли этого? Наверное, от рынка требовалось, требуется и будет требоваться больше активности с точки зрения инициирования каких-то разумных, качественных изменений. Причем инициирования на разных уровнях, не только на уровне Комиссии: на уровне Кабинета министров, на уровне общественности.

-- Так собственно за иностранные ценные бумаги рынок особо никогда и не просил. Рынок выступает за двойной листинг бумаг украинских эмитентов. С другой стороны, когда на рынке ничего не остается, то начинают инвестировать уже и в российские бумаги, и в западные.

Д.Т.: Мы все делаем для итого, чтобы наладить здесь обращение ценных бумаг украинских эмитентов, осуществивших IPO за рубежом. Но мы хотим, чтобы наши участники рынка понимали, что это – тактическая задача. Стратегическая – гораздо глубже и мощнее: мы хотим, чтобы эта идея национального интереса была не только идеей Комиссии, но и идеей всего рынка. Многие участники рынка это понимают, и это приятно.

-- Но как участникам рынка в условиях нынешнего кризиса дожить до этого светлого времени?

Д.Т.:
На кризис многое сваливают. Сложно говорить о том, правильно это или неправильно, но это факт. Но я бы говорил не только о мировом экономическом кризисе, который отразился на нас (отток инвесторов, иностранного капитала). Существует кризис еще и в несформированности нашего эмитентского пула, эмитентского рынка, о чем говорил Анатолий Амелин. Я имею в виду 30 тыс. акционерных обществ, из которых только шесть с половиной подают отчетность, а из них листингуются порядка 120-125 компаний, а активные торги ведутся с двумя-тремя десятками, которые и есть публичными компаниями.
И мы ломаем голову над тем, что мы можем сделать, чтобы емкость рынка увеличить, чтобы рынок акций был шире, качественнее. В этой связи мне понравилась фраза одного из профучастников: разве можно винить учителя, что в классе низкая посещаемость во время эпидемии гриппа?

-- Можно винить за отсутствие прививки против гриппа. Клиенты украинских компаний, украинцы, покупают на зарубежных площадках акции "Кернела", "Астарты", Ferrexpo, потому что они не могут купить эти акции в Украине.

А.А.:
Здесь возникает вопрос валютного регулирования. Я со многими регуляторами общаюсь и могу привести в пример интересный опыт Армении. Я спросил у коллег: «Могу ли я быть гражданином Армении и купить акции Microsoft?» На что мне ответили: «Можно, покупай». Я: «Мне для этого нужна лицензия?» Коллеги из Армении удивились: «Зачем? У нас свободная страна в этом смысле. Мы понимаем важность иностранных инвесторов и гарантий для них. Если есть ограничения на вход и выход капитала, то инвестор лишний раз подумает, а зачем мне идти туда, где есть барьер?»
У нас этот аспект валютного регулирования рассматривается немного в другой плоскости. Понятно, что барьеры возникли не на пустом месте, а это некий эволюционный путь, и мы его пройдем, став более либеральной страной в этом вопросе, о чем Нацбанк неоднократно заявлял. Но это не делается за один день. Поэтому необходимо подготовить базу, чем Нацбанк занимается.
А что делать украинским участникам? Понимая украинский рынок и украинские реалии, я бы основной бизнес сегодня сконцентрировал наверное, не на трейде с его спекулятивной составляющей, а сделал бы акцент в сторону инвестиций. В Украине большое количество небольших компаний, которые нуждаются в инвестициях. Фонды прямых инвестиций, я считаю, сегодня для Украины - это тема № 1.
Если мы посмотрим на опыт той же самой Польши, то там есть основной рынок, а есть NewConnect – рынок для небольших компаний, которым нужно привлечь для развития EUR1-2-3 млн. И уже есть десятки компаний, которые с «маленького» рынка перешли на основной за счет того, что они имели четкую стратегию, и что те небольшие инвестиции, которые они привлекли, помогли им резко вырасти в оборотах, в доле рынка, в капитализации. Мы должны пройти тот же самый эволюционный путь. Мы должны научиться, начать с чего-то малого. Как много в Украине компаний публично привлекали украинский капитал? За всю историю я знаю всего пару историй. Да и то, это были не IPO, это были private placement. Хотя, с большого тоже начать можно. В России это были народные IPO. Но это слишком масштабно и, наверное, доверия к этому институту пока нет. Надо начинать с маленького, создавать инвестиционную культуру.
Посмотрим на фонды прямого инвестирования, которые присутствуют в Украине, часть из них - с американским капиталом. Они находят интересные компании, у них есть четкое понимание, как будет развиваться потребительский сектор, и то, что он представляет для них больший интерес. Они входят в бизнес, выстраивают грамотную структуру корпоративного управления и управления финансами. В то же время, я много беседовал с собственниками разных компаний различных секторов, которые утверждали, что они не готовы пока «обеляться», показывать свои реальные доходы и обороты. Почему? Думаю, что ими движут страх и жадность. Некоторые собственники не хотят платить налоги и боятся того, что их бизнес отберут. Масса компаний, в которые входили частные фонды, сегодня уже принадлежат крупным транснациональным корпорациям. Единственное, что этот процесс был непубличным. Он был частным, потому как вошли небольшие фонды, которые перепродали свою долю большим фондам, а те уже - стратегическим инвесторам. Таким эволюционным путем развивается рынок, и мы должны его пройти.
Мы год назад говорили о необходимости реализации программы мини-IPO. Это как раз есть такой формат. Но вопрос в том, что ресурсы в Украине слишком дорогие. Все всегда упирается в стоимость ресурсов. Если они в Украине дороги, то бизнес пойдет туда, где они дешевы.

Д.Т.: Нашим профучастникам сейчас реально тяжело. Но почему? За счет чего работает торговец? За счет привлечения внешних денег. С учетом того, что денег международных инвесторов практически нет, значит, нужно работать со своим частным инвестором. Но тогда у меня возникает вопрос – почему население «пошло» в МММ? Почему люди понесли деньги туда, почему несут деньги на Форекс? Почему они играют в лотерею, вкладывая деньги в такие непонятные рискованные схемы? И не идут на совершенной понятный и прозрачный рынок?

-- Может, потому, что здесь участники немного честнее и понимают, что предложить сегодня особо нечего.

Д.Т.:
Допустим, я рядовой обыватель. У меня скопилась тысяча долларов. Почему я эту тысячу долларов несу в МММ, прекрасно понимая, что это пирамида? Почему идут на Форекс, ничего не понимая о том, что это такое? И не идут, как вы говорите, к честному профучастнику? Может, нашему честному профучастнику надо задуматься?

-- Честный профучастник что может предложить сейчас клиенту?

Д.Т.:
Вот! Потому что уровень предложения, а проще – уровень работы с частным инвестором недостаточный.

-- Но, по-хорошему: кроме покупки гособлигаций что еще можно предложить? Особенно, когда мы видим, что с рынка уходят бумаги, когда мы понимаем, что ни "Метинвест", ни "Интерпайп", ни Group DF не заинтересованы в том, чтобы размещаться здесь. Чем меньше у них тут останется акционеров, тем меньше у них здесь будет проблем, что показывает опыт Полтавского ГОК. Что остается? Богуслаев и его "Мотор-Сич"? "Укрнафта"? Почему хотя бы при первичном размещении не разрешить часть бумаг продавать в Украине, по той же цене. Россия поставила четкую планку: часть размещения должна проходить на внутреннем рынке.

Д.Т.:
Я скажу почему. Потому что у наших государственных деятелей совершенно четко сформировалась мысль о том, что в нынешнем сегодняшнем состоянии нашим предприятиям нужен стратегический инвестор. Наличие разветвленной массы миноритариев будет только мешать реализации стратегических задач: переоснащению, реорганизации, развитию. Вот пусть придет стратег, пусть он туда «вольет» ресуры, превратит это предприятие, образно говоря, в конфетку, а потом будет смотреть.

- Может, еще дело в банковском лобби, которое не заинтересовано в развитии фондового рынка как конкурента депозитам?

Д.Т.:
Вы знаете, Нацбанк в последние годы впервые выступает таким стабильным и надежным партнером фондового рынка. В сегодняшнем состоянии Нацбанк понимает, что фондовый рынок – это огромный ресурс и серьезное подспорье финансовому сектору страны.

http://www.interfax.com.ua/rus/exclusive/109900/



-- Я говорил с экс-членом Комиссии Виктором Ивченко. Он привел мне пример Казахстана, где в какой-то момент Комиссию забрали в Нацбанк, а потом обратно вернули.

Д.Т.:
Нет, там Нацбанк по-прежнему регулирует фондовый рынок.

-- Я так понимаю, что в последнее время мы склоняемся к этому варианту. Например, в вопросе создания центрального депозитария. В положении о допуске ценных бумаг фактически участникам рынка сказано: к нам не ходите, потому что мы решить эту проблему не можем. Идите в Нацбанк – если получите разрешение, тогда - пожалуйста.

Д.Т.:
Ничего подобного, я не могу согласиться с тем, что вопрос допуска иностранных ценных бумаг на украинский рынок «отдается на откуп» НБУ, хотя, безусловно, мы должны вести активный диалог с коллегами по этому вопросу. Ситуация какая: в вопросе допуска, конечно, есть определенные риски. Какие? Первый - это риск давления на обменный курс. Ведь иностранный инвестор будет «заводить» сюда бумаги, не эмитент. Бумаги номинированы в валюте, они «заходят» в Украину и здесь продаются за гривню. Если инвестор получает доход, то он будет выводить отсюда что? Валюту. Значит, возникнет нагрузка на обменный валютный курс. В каком объеме? Это вопрос, т.к. никто этот показатель не рассчитывал. По расчетам участников рынка – это порядка $10 млн. Естественно, Нацбанк задает резонный вопрос: «А кто это считал? А если будет больше?» Это риск, который необходимо рассчитывать и от которого необходимо уйти. Второй риск – это угроза прихода на украинский рынок фиктивных, слабых бумаг. К сожалению, мусора за границей тоже хватает.

А.А.: То есть, существует риск использовать эту схему как инструментарий вывода средств за границу.

-- Но ведь пока речь идет только о бумагах тех эмитентов, которые имеют активы в Украине.

Д.Т.:
Несанкционированный отток денег из Украины – риск? – Риск. Оптимизация налогов через эти инструменты – риск? Так, риск. Вот мы уже насчитали четыре риска. Их надо каким-то образом нивелировать.

А.А.: Я добавлю. На самом деле положение, которое сейчас принимается – это пилотный проект. И участники рынка, которые сейчас его обсуждают, принимали участие в его разработке. В процессе работы над документом его канва оставалась общей, но какие-то элементы все время менялись. Принять базовое Положение о допуске – совсем не тяжело, мы это еще в прошлом году сделали. Но сейчас мы понимаем, что одного нашего решения недостаточно. Мы можем это сделать и отчитаться, но инструмент не будет рабочим. Кому это надо? Поэтому, с учетом того, что вопрос валютного регулирования находится не в нашей компетенции, нам нужно плотное взаимодействие с НБУ.
Давайте обратимся к Декрету о валютном регулировании. Если я, гражданин Украины, хочу приобрести акцию, допустим, "Кернела", я должен получить разрешение Нацбанка. Процедура получения – не менее 30 дней. Также я получаю согласование СБУ, правоохранительных органов, валютную лицензию, но цена уже совсем не та…

-- Это все понятно…

А.А.:
Короче говоря, это вопрос не только Комиссии, а в целом нашего валютного законодательства.
Идем дальше. Когда на украинский фондовый рынок вследствие внедрения этого инструмента, массово придут иностранные инвесторы, то они, с учетом кросс-листинга, как и украинские инвесторы, смогут использовать возможности арбитража: покупать там, где дешевле, и продавать, где дороже. Кроме того, операции на украинском рынке с иностранными валютными ценностями ограничены - опять-таки, банковскими нормативами и Декретом о валютном регулировании.
Двигаемся еще дальше. Иностранные инвесторы могут работать в Украине исключительно с инвестсчетами, и режим функционирования этих счетов сегодня также не позволяет работать с этим инструментом. Поэтому его необходимо менять. У нас есть большой круг вопросов, который мы сейчас обсуждаем с Национальным банком. По некоторым вопросам у нас есть уже понимание, по некоторым – пока нет. Но тот документ, который мы сейчас разработали, может стать компромиссным. Надеюсь, что это будет той базой, которая позволит реализовать первый этап, т.е. «запустить» этот процесс.
В целом, давайте зададим себе вопрос: как много иностранных эмитентов захотят сюда прийти и размещаться?

-- Да нет же, речь идет об украинских компаниях, разместившихся на зарубежных площадках, например, МХП. Вот МХП точно хочет.

А.А.:
А почему, объясните.

-- В частности, они, например, хотели, чтобы их трудовой коллектив участвовал в опционных программах лояльности. Почему не дать такую возможность?

А.А.:
В данном случае речь идет о частном интересе компании, а не о развитии рынка.

-- Но вы как раз говорили, что эмитента надо заинтересовать. Так вот, эмитент заинтересован, эмитент хочет, дайте ему право.

А.А.:
На самом деле эмитент заинтересован не в биржевом обращении в Украине, а в реализации опционной программы. Кто сегодня им мешает эту программу реализовать?

-- Как они сюда ввезут акции, как они их купят, как продадут?

А.А.:
Акции сейчас не надо ввозить, они преимущественно находятся в бездокументарной форме. А система учета сегодня уже позволяет мне на счету моего хранителя учитывать ценные бумаги, скажем, Microsoft.

-- И каждый работник будет получать индивидуальную лицензию Нацбанка?

А.А.:
На самом деле в законодательстве есть и так называемые «дыры». Если это не приобретение, например, а дарение, то процедура немного другая.

-- Понятно, что можно что-то придумать. Но, честно говоря, даже удивительно слышать это от члена Комиссии.

А.А.:
Почему?

-- Потому что рынок хочет получить нормальный инструмент, нормальную процедуру. А когда сотрудник будет продавать эту акцию, он что, снова будет ее дарить в обмен на денежный подарок?

А.А.:
Смотрите, мы сейчас с вами говорим о моментах, на которые наш регулятор не влияет. Вопрос: является ли валютное регулирование компетенцией Национальной комиссии? Сразу отвечу, что это вне сферы наших полномочий. Мы выступаем сторонниками упрощения процедуры получения валютной лицензий.. И это вопрос даже не Нацбанка, а вопрос изменения законодательства. И здесь мы готовы сконцентрировать усилия на лоббировании упрощения процедур.

-- Но ведь есть прямо противоположные примеры «быстрого реагирования» со стороны НБУ. Появилась идея выпуска индексированных ОВГЗ – ее реализовали за неделю. То же самое можно сказать о валютных госбумагах…

А.А.:
Открою секрет – эта идея была рождена в Комиссии…

-- Раньше в голову не могло прийти, что ОВГЗ будут выпускаться в валюте, а тут за неделю подготовили документ и провели аукцион. Ну, может, две недели. Но все равно – если государству надо, то время измеряется неделями. А ведь риски там гораздо выше, чем допуск акций того же МХП, и кто их учитывал?

А.А.:
Если вы хотите мое личное мнение, то я за то, что рынок был настолько свободным, насколько это возможно. Но я, к сожалению, этого сделать не могу. Здесь нам необходима работа с другими регуляторами, участниками рынка для того, чтобы правильно выстроить процесс. Если мы сегодня не можем эту альтернативу реализовать, то мы хотя бы должны выстроить дорожную карту, чтобы постепенно к этому идти. С чего-то надо начинать. И этот документ – это всего лишь первый шаг, который должен начать прокладывать этот путь. Если мы это сделаем, то дальше будет гораздо проще, в первую очередь, мы уберем те страхи, которые есть сегодня.

Д.Т.: У нас есть утвержденная концепция, есть план мероприятий по созданию условий для допуска и обращения таких ценных бумаг. Честно говоря, неприятно сидеть и пенять на кого-то, когда есть проблема, которую надо просто взять и решить.

-- А что Вы можете сказать касательно биржевого сегмента? У участников рынка есть опасения, что в ближайшее время умрет биржевой рынок…

Д.Т. и А.А. (одновременно):
Почему он умрет?

-- Потому что инструментов нет.

Д.Т.:
Все мы прекрасно понимаем, что нужно время для их развития.

-- Мини-IPO не произошло и не произойдет.

А.А.:
Почему Вы так думаете?

-- Потому что должны быть какие-то другие инструменты, где обращаются большие объемы.

А.А.:
Я готов с Вами поспорить.

Д.Т.: Для того, чтобы были большие объемы, должен быть высокий уровень ликвидности.

А.А.:
Что мешает трем крупным участникам рынка, у которых есть свои фонды прямых инвестиций, выделить 5-10-20 млн грн, даже не долларов, и вывести некую компанию на маленький рынок? Я проводил переговоры с биржами УБ и ПФТС – они готовы создавать инфраструктуру для маленьких компаний. Вопрос - готовы ли компании открываться, готовы ли брокеры и финансовые консультанты этим заниматься?
Я приведу пример, основанный на «чистой математике»: когда компания выходит на IPO на Варшавскую фондовую биржу, мы понимаем, что основной заработок инвесткомпании, которая организовывает этот процесс, – это процент от суммы, которая привлекается. В зависимости от масштаба компании, это может быть от 1 % до 5 %. А теперь вопрос: если капитализация компании составляет $ 10 млн, 5% -- это насколько интересное вознаграждение для участника, если зарплата даже не у его CEO, а у руководителя trade department больше, чем эта комиссия? Поэтому в Европе есть рынок финансовых консультантов, а наши участники рынка не хотят переформатировать бизнес и создавать возможности для своих клиентов-эмитентов, чтобы они привлекали капитал. Думаю, что они хотят взять большую жирную рыбу, зажарить ее и съесть. Вывести большую компанию – это, конечно же, проще, а для работы с небольшими предприятиями нужно потратить больше сил. Так вот отечественные инвесткомпании не хотят прикладывать усилий, а склоняются к тому, чтобы винить в своих бедах кого-то другого. У нас, у украинцев, такая ментальность, что мы не готовы брать ответственность, у нас всегда виноват кто-то. Есть также другой вопрос - все ли компании платят налоги?

-- Ну, это понятно…

А.А.:
Подождите. Существуют большие вопросы по заработной плате и пр. Надо начинать с себя. Мы живем в этой стране и должны руководствоваться национальными интересами. Не думать, как продать бизнес и «нагреть карманы», а думать, как создавать базу для развития бизнеса здесь.

-- Хорошо, давайте закончим с вопросом о мини-IPO.

Д.Т.:
Действительно, если мы говорим о мини-IPO, то, наверное, задача инвестиционных менеджеров - найти потенциально привлекательные предприятия среднего бизнеса, убедить их в результативности этого шага, позитивности выхода на IPO, подготовить и выпустить. Кто этим занимается? Не Комиссия, это уж точно. Мы анализируем конъюнктуру, ищем варианты для развития рынка, предлагаем их участникам рынка, подталкиваем их к использованию этих возможностей…

-- Я хочу перейти к теме корпоративной, теме корпоративного законодательства…

А.А.:
Когда мы говорим об украинских корпоративных законах, то они не самые плохие. Мнение британских, европейских юристов на этот счет таково: сами законы неплохие, потому что они писались если не под кальку, то под модель, которая уже принята в мире, ведь мы всегда использовали международную практику. Но существует вопрос имплементации. Поэтому вопрос, наверное, все-таки не в хороших или плохих законах, а в их имплементации, создании единых правил для всех. Вопрос в судебной реформе, в том числе.

Д.Т.: И еще один момент. Давайте рассмотрим пример, возьмем наш бизнес, который выходит на IPO в Варшаве, Лондоне и так далее. И зададим себе вопросы: как ведут себя наши компании и украинские бизнесмены, которые выходят с размещением на зарубежные площадки, как они играют по их правилам раскрытия информации, публичности, корпоративных стандартов? И как они работают в Украине?

-- Да, инвесторы заявляли о таких случаях со стороны "Кернела", "Авангарда"…

Д.Т.:
Разве это не двойные стандарты? Почему тогда участники рынка пеняют на украинские законы, если сами не придерживаются этих законов?

-- А Комиссия может препятствовать нарушению корпоративного законодательства? Например, Мариупольский завод тяжелого машиностроения с выведенными активами. То есть, последние два года не добавили оптимизма и в этой сфере. Где примеры надежной защиты прав миноритарных акционеров?

Д.Т.:
Права защищаются в судах. Здесь Анатолий Амелин прав.

-- Получается так: тут виноваты суды, там - правительство, еще где-то – Нацбанк.

Д.Т.:
Вы правильно расставляете акценты. Мы живем в интегрированной системе. Если мы посмотрим на функционал полномочий Комиссии и сравним с нашими коллегами из других стран, вы увидите большое различие. Эта модель была создана не нами, но мы в ней живем и пытаемся ее менять.
Американского регулятора эмитенты боятся больше, чем прокуратуру, ведь у него есть право расследования, возбуждения дела, наложения колоссальных штрафных санкций, и его резолюции обязательны к исполнению. Мы же можем максимум наложить штрафные санкции до 170 тыс. грн, которые участники рынка оспаривают в судах и, используя различные механизмы, просто не платят. И здесь наша работа без сотрудничества с прокуратурой, с судами практически бесполезна. Но, в первую очередь, хочу отметить суды, т.к. защита прав собственности осуществляет через них.
Далее: у Комиссии даже нет права выходить с исками в суд. Когда мы подняли этот вопрос и предложили соответствующий законопроект, депутаты нам ответили: «Мы не хотим, чтобы у нас был еще один карающий орган, мы не хотим, чтобы еще и Комиссия имела право выступать с иском». На что мы парировали: «Дайте право хотя бы подавать иски, как налоговая служба, о прекращении акционерного общества, которое не подает два года отчетность в Комиссию». И все же, мы получили ответ: «Нет», поэтому нам приходится работать через налоговую, у которой такое право есть.

-- В итоге вы всегда будете виноватыми.

Д.Т.:
Это болезнь роста, и ее надо пережить. Приведу простой пример: Комиссия в прошлом году применила более 5 тыс. финансовых санкций на общую сумму порядка 60 млн грн., в добровольном порядке было взыскано около 10 млн грн. Законодательно прописана норма: если в 15-дневный срок лицо не заплатило штраф, то после этого срока его необходимо будет взыскивать в принудительном порядке, только по решению суда. Комиссия пытается обращаться в суд, но эта процедура предусматривает уплату госпошлины, на что нам средства не были выделены при формировании бюджета регулятора. И поэтому суды просто не принимают наши иски.
Только в начале июня Кабмин утвердил наш законопроект об освобождении Комиссии от уплаты такой госпошлины. Теперь мы ждем его принятия Парламентом.
Как говорил Руссо: человек рожден быть свободным, но всю жизнь находится в оковах. Это не в оправдание, а констатация ситуации. И мы ее пытаемся менять.

-- В законе «Об акционерных обществах» есть норма о праве миноритариев требовать выкупа в случае, если на собрании они голосовали против. Получала ли Комиссия такие жалобы?

Д.Т.:
Жалобы есть, хотя их еще мало.

-- Они больше касаются отказа от выкупа в целом или оценки акций?

А.А.:
Есть и по факту оценки. Хотя надо сразу признать, что наши санкции для эмитента максимум в 170 тыс. грн – это не самый сильный аргумент.

-- Дмитрий Михайлович, а какова судьба программы развития фондового рынка, которую вы так активно с привлечением участников рынка разрабатывали? Есть шанс, что она будет когда-то утверждена?

Д.Т.:
Мы не ожидаем, когда ее примут, а сами ее реализуем в тех пунктах, которые от нас зависят. Тем более, что она была согласована с Минфином, Минэкономики, НБУ, Фондом госимущества.
С этой программой вообще анекдотическая ситуация произошла. Мы подготовили документ, его согласовали шесть министерств, и мы направили его на окончательное утверждение в Кабинет министров, где Программа шесть месяцев пролежала, а потом Правительство нам ее вернуло с просьбой согласования в Администрации президента. Соответственно, мы ее изменили (за три месяца вместо пяти), сделали более емкой по срокам, и подали в Администрацию президента, где нам ответили, что документ необходимо согласовать с Кабинетом министров. В результате мы снова ее согласовали, теперь уже с девятью органами и вновь направили в Администрацию президента. И что отрадно: мы посмотрели на программу спустя год, и оказалось, что ожидаемые количественные и качественные показатели нами уже достигнуты и выполнены.
Но еще раз повторюсь, фактически программа есть, и мы строим свою работу, например, помесячные планы, на ее базе. Программа действительно необходима, потому что кризис ликвидности – это все приходящее, а в перспективе рынку необходима инфраструктура и законодательство.

А.А.: Кстати, Комиссия за эти годы существенно изменила свою схему работы. Созданы шесть комитетов по направлениям, детальный план работы которых обнародован, и участники рынка имеют возможность принимать участие в разработке документов. Это реально уникальная система функционирования регулятора.

Д.Т.: Нацкомфинуслуг, куда перешли на работу несколько членов ГКЦБФР, также заинтересовалась такой схемой работы.

А.А.: А если вернуться к стратегии развития фондового рынка, то мы рассматриваем ее как долгосрочный инструмент. Ведь стратегии развития отдельно взятых сегментов фондового рынка без видения стратегии всего рынка не будут действенными. Потому что есть различные государственные органы, которые на него влияют и у которых может быть свое видение. И вот сейчас будет создаваться Комитет финансовой стабильности. По сути, это важнейший координационный орган, который сегодня действительно необходим. Работа этого органа позволит разработать долгосрочную стратегию развития финансовых рынков в целом и каждого рынка в отдельности.

Д.Т.: А если подходить с точки зрения идей, рассуждений, то, мне кажется, нужна некая национальная идея, которая подтолкнет развитие рынка. Что может быть такой национальной идеей, что может быть таким национальным проектом? Мы немного поразмышляли по этому поводу. И, знаете, мы не страдаем гигантоманией, мы не ставим перед собой, перед рынком и обществом какие-то недостижимые задачи или цели. Но, в то же время, считаем, что национальная идея может быть заложена в создании на базе Киева регионального финансового центра. Не всегда инвестор придет в Москву или Варшаву, ведь есть рынок «близких» нам стран с развивающейся, переходной экономикой, и если создать здесь качественные инфраструктурные условия, законодательные, судебные, то почему эта идея не может быть реализована? Слава богу, Киев в силу целого ряда факторов, в том числе Евро-2012, сейчас обладает довольно приличной инфраструктурой. Нужна четкая система защита интересов и прав участников рынка, инвесторов, эмитентов. Что может этому препятствовать? Довольно тяжелая судебная система. Но почему нельзя для целей функционирования фондового рынка в региональном финансовом центре задекларировать и закрепить законодательно возможность формирования договорных отношений и защиты прав в судебных органах на основе того же английского права? Думаю, что это может стимулировать приход инвесторов в Украину.
Мы будем выходить с этим предложением, мы уже его готовим. Надеюсь, что уже к осени мы его полностью сформируем.
Я убежден - нужна именно такая идея, которая должна сплотить всех участников рынка, государственные органы. Поэтому мы и предлагаем такие решения, ведь стоять и ждать – это не в нашем стиле.

А.А.: Почему многие выбирают Лондон как площадку для размещения, создают для этого SPV? Потому что хотят иметь защиту по британскому праву. Или вот успешный пример Сингапура, который сразу сделал акцент на британском праве. Решение сингапурского суда может быть обжаловано в Верховном Лондонском суде.

-- Что нужно что-то делать – тут вопросов нет, потому что я такого уровня пессимизма на нашем рынке давно не видел.

Д.Т.:
Это правда, на рынке доминирует пессимизм, какая-то полная апатия. Хотя надо помнить, что фондовый рынок - это только часть финансовой системы. Мы не можем говорить, что везде все плохо, а здесь хорошо.

А.А.: Я считаю, что проблема даже не в пессимизме: у нас любят воевать с ветряными мельницами, а не делать реальные проекты. Украина уверенно входит в ТОП-10 стран мира по ресурсам, значит, есть огромный потенциал для привлечения инвесторов и внутренних, и внешних, но, опять-таки, мало желающих прикладывать усилия…

-- У рынка была надежда, что вот Ахметов сделает публичным "Метинвест" и ДТЭК, Пинчук – "Интерпайп", Фирташ – Group DF, потом еще ИСД. И тогда они будут заинтересованы, чтобы и другие вокруг становились публичными, чтобы капитализация всей страны росла. Но мы к этому этапу не только не подходим, но и вернулись на несколько лет назад, когда мы снова не заинтересованы в публичности.

А.А.:
Компании "Метинвест" и ДТЭК публичны. Они выпускали еврооблигации, у них есть международная отчетность, с которой можно ознакомиться, аудиторские заключения, IR-департаменты и так далее, и так далее. Другие компании в Украине только-только приходят к этому. Другое дело, что с капитализацией в десятки миллиардов, что им делать на украинском рынке?

Д.Т.: Мы недавно подвели итоги рэнкинга публичности профессиональных участников фондового рынка. Меня поразило: из более чем 700 торговцев только 300, включая банки, имеют свои сайты! О какой работе с людьми, о каком привлечении денег можно говорить? Мы сейчас меняем лицензионные условия: хотите работать на рынке, имейте сайт, размещайте там свою отчетность по международным стандартам, размещайте всю информацию, публикуйте свои тарифы.
Вот еще один факт: из 700 торговцев отчетность в электронной форме сдали только 60-70. А остальные почему не сдают? Почему тащат нам макулатуру?

-- Это, вероятно, схемщики.

Д.Т.:
Но как только мы начинаем ужесточать требования, моментально звучат голоса: «Нам и так плохо, а вы еще нас давите».

-- Думаю, что тут ведущие участники рынка только вас поддержат. Если вы будете очищать рынок от схемщиков.

Д.Т.:
У любого регулятора есть возможность выбирать свою линию поведения. Есть, к примеру, «колхоз – тихая жизнь», т.е. «лечь на дно и сидеть тихо». Есть агрессивная линия: «мы - главные, а вы – второстепенные».
Мы придерживаемся идеи частно-государственного партнерства, ставя перед собой цель быть партнерами для участников рынка. И мы не меньше их заинтересованы в развитии рынка, потому что если их не будет, то и нас не будет. Мы избираем этот путь. Но не все нас понимают. Не все готовы идти с нами в ногу, не все готовы соотносить свои интересы с интересами коллег и государства. Но мы все равно будем идти по этому пути партнерства.

http://www.interfax.com.ua/rus/exclusive/112183/




В обход регулятора


В обращении на биржах может появиться новый инструмент — биржевые облигации, выпуски которых будут регистрироваться непосредственно самими площадками, а не Госкомиссией по ценным бумагам и фондовому рынку. Эксперты считают, что инструмент будет востребован как среди эмитентов, так и среди инвесторов

Олег Сорочан, Экономические известия, 28.10.2011

Ассоциация «Украинские фондовые торговцы» (АУФТ) готовит предложение по запуску нового для фондового рынка инструмента — биржевых облигаций. Для внедрения новации необходимо будет дополнить соответствующими положениями профильный для рынка закон «О ценных бумагах и фондовом рынке». Особенностью биржевых облигаций является то, что их эмиссия осуществляется без регистрации в НКЦБФР, а обращение бумаг происходит исключительно на бирже. При этом именно биржа устанавливает требования к качеству эмитентов и их облигаций и принимает решение о допуске их к торгам.

В самой НКЦБФР, правда, пока не получали текста законопроекта и комментировать свою позицию не берутся. «АУФТ еще не предоставляла регулятору законопроект. Когда мы будем располагать текстом документа, мы его обязательно рассмотрим и выскажем свою позицию»,— сообщили «і» в ведомстве. Там также напомнили, что вопрос о биржевых облигациях поднимался еще год назад, однако тогда настойчивости участники рынка не проявили. Тем не менее сейчас инициатива АУФТ ими приветствуется.

По мнению председателя правления Украинской биржи Олега Ткаченко, такой инструмент привлекателен для эмитентов упрощенной и более быстрой процедурой эмиссии. «Нужно предлагать его, мне кажется, инструмент будет востребован. В России он уже давно работает»,— говорит менеджер. Как полагает директор биржи «Перспектива» Станислав Шишков, биржевая облигация не сможет вытеснить с рынка обычную, однако свою нишу, несомненно, займет и будет ликвидным инструментом. «Не хотелось бы, чтобы внедрение биржевых облигаций затянулось так, как в России (проект завис в Думе на четыре года.— «і»)»,— добавляет эксперт.

Не против испробовать новый инструмент и профессиональные торговцы. Ведь в кризис было немало дефолтов эмитентов обычных облигаций, и регистрация этих выпусков в НКЦБФР никак этому не помогла. Поэтому считать биржевые облигации значительно более рисковыми по признаку отсутствия регистрации у регулятора будет неправильно. «Биржи должны быть сами заинтересованы в высоких требованиях к эмитентам, выпускающим биржевые облигации. Главное, чтобы на биржах были квалифицированные специалисты, которые бы правильно такого эмитента оценили»,— говорит председатель совета директоров группы компаний «Инвестиционный Капитал Украина» (ICU) Валерия Гонтарева. По мнению директора рейтингового агентства «Кредит-Рейтинг» Станислава Дубко, качественную оценку эмитентов биржевых облигаций могут взять на себя как раз рейтинговые агентства.

Станислав Шишков считает, что механизм допуска эмитентов биржевых облигаций к торгам каждая биржа может разработать самостоятельно, а торговец, глядя на установленную планку, будет вправе решить, насколько рискованным может быть вложение в такую бумагу. «По моему мнению, биржевые облигации должен выпускать эмитент, который существует не менее трех лет. При этом средства от размещения таких бумаг должны привлекаться также на короткий срок — не более трех лет»,— отмечает эксперт.

http://finance.eizvestia.com/full/v-obhod-regulyatora




Вестник ликвидности акций


Компания «Интерфакс Бизнес Сервис», входящая в Группу «Интерфакс», выпустила новый продукт - Вестник ликвидности акций. 

Вестник задуман как аналитический материал, призванный облегчить российским, украинским и казахстанским IR-службам ознакомление с практикой коллег по наращиванию ликвидности ценных бумаг.

«Уровень ликвидности - один из решающих факторов при принятии инвесторами решений о вложении в те или иные ценные бумаги, - отметил Станислав Мартюшев, генеральный директор «Интерфакс Бизнес Сервис». - Ликвидность – понятие индивидуальное для каждого инвестора: например, если инвесторы крупных публичных компаний оценивают ликвидность некоторой бумаги планируя открыть позицию объемом $5-30 млн, то инвесторы mid-cap-эмитентов озадачены поиском достаточно ликвидных бумаг для размещения $0,5-3,0 млн.

Большинство эмитентов из России и стран СНГ регулярно критикуют именно за низкую ликвидность вне зависимости от биржи, на которой обращаются их бумаги. С использованием информации Вестника, с опорой на опыт разработки программ повышения ликвидности, мы были бы рады помочь российским, казахстанским и украинским компаниям повысить интерес международных инвесторов к их ценным бумагам, совместно разработав действенные практически-ориентированные программы» - сказал С. Мартюшев.

В рамках ежеквартальных выпусков Вестника предполагается обобщать практику компаний-эмитентов акций и депозитарных расписок из России, Украины и Казахстана по применению ими инструментов и методов повышения ликвидности ценных бумаг. Понимание востребованности конкретных инструментов эмитентами (данные о частоте их применения) помогут в дальнейшем в оценке их результативности. 

  
В Вестнике отслеживаются все публично известные практические шаги по повышению ликвидности, предпринимаемые эмитентами из названных стран. Обобщается весь наблюдаемый опыт, вне зависимости от размера рыночной капитализации эмитентов или биржевых площадок, на которых обращаются ценные бумаги.

Вестник содержит информацию за четыре квартала – с IV кв. 2010 года по III кв. 2011 года. 

Скачать Вестник ликвидности акций можно здесь.




Директор АРИФРУ: Наша задача - объединить все базы данных на фондовом рынке


Эксклюзивное интервью директора АРИФРУ (Агентства по развитию инфраструктуры фондового рынка) Юрия Бойко агентству "Интерфакс-Украина" 21.10.2011
 
Вопрос: Вы возглавляете АРИФРУ уже более года, а до этого кадровые перестановки в агентстве сопровождались перебоями в работе его ключевых ресурсов, столь любимых участниками рынка: stockmarket.gov.ua и smida.gov.ua…

Ответ: Действительно, я работаю на позиции директора АРИФРУ уже больше года, но, думаю, что важен не срок как таковой, а конкретные результаты. Но, когда я пришел, состояние агентства было, мягко говоря, плачевным. Существовала очень большая задолженность по зарплате – в размере 359 тыс грн, а с коэффициентом 1,48 (для отчислений в пенсионный и соцфонды) – порядка 580 тыс грн.
Также были долги за несколько месяцев за такие банальные услуги, как интернет, телефон, аренда и, конечно же, по налогам. Не было первичных документов. Не подавалась отчетность в налоговые органы и органы статистики: стояли какие-то ящики с макулатурой – по-другому назвать не могу. Нам даже приходилось искать балансы!
Продукты, предоставляемые АРИФРУ, не были формализованы, т.е. не было понятно, что мы продаем, как мы продаем, какие договоры об этом составляем. Мы даже не знали с кем и на каких условиях мы сотрудничаем. Выяснилось, что в Агентстве было порядка 9000 неотправленных договоров, так как с каждым эмитентом заключается договор о сотрудничестве. Вместо этого -- какая-то груда несистематизированных ящиков, никакой автоматизации и учета… Похожая ситуация была и с программными продуктами – документации не было, система раскрытия строилась на нескольких различных комплексах, зачастую не соответствуя нормативной базе Комиссии… Оказалось, что такая "передача дел" уже стала чуть ли не традицией в истории агентства: от Прилипко к Петрику, от Петрика - к Кучеру, от Кучера – к Котельникову (все – экс-руководители АРИФРУ – примечание автора).
Осложняло работу еще и то, что агентство территориально находилось в очень не презентабельном офисе, где работать с клиентами было крайне неудобно, и имело задолженность за аренду.
Также, что немаловажно, репутация снизилась до критического уровня, потому что АРИФРУ, как раз весной, перед нашим приходом, стала внедрять какие-то платные коды, блокировать прием информации - и это все в период наибольшего наплыва регулярной отчетности по результатам работы эмитентов за год. Тогда весь рынок возмутился.

Вопрос: С чего Вы начали?

Ответ: Любой кризис-менеджер начинает с того, что восстанавливает порядок внутри, формирует линейку продуктов и планирует их продвижение – это классика, ничего сверхъестественного. С этого «стартовали» и мы. Начали с бухгалтерии, документооборота и всех вытекающих отсюда процессов. Инициировали процедуру аудита, организовали создание реестров и пошло-поехало… Наладили бизнес-процессы, изменили оргструктуру: ранее в Агентстве функционировало 9 отделов, и это на 25 человек (!), мы же сократили их количество до 5 отделов: юристы, ИТ, бухгалтерия, работа с клиентами и бэк-офис. Важно было также воодушевить команду: люди привыкли по-другому работать, а мы начали открытую деятельность, с обсуждением всех направлений работы с коллективом. Мы даже финансы показываем сотрудникам… В целом, на возобновление документации, бухгалтерской отчетности понадобилось где-то 9 месяцев.
Потом мы занялись формированием предмета деятельности: что мы можем, зачем мы функционируем? Сформировали продуктовый ряд/линейку, выделив определенные векторы развития, например, вектор обслуживания эмитентов.
Параллельно необходимо было заниматься сайтом, который был в запущенном состоянии (на нем иногда такая реклама появлялась, что стыдно было) имели место постоянные сбои в работе. В итоге, мы приняли решение, что переделать его невозможно, и создать новый. Таким образом, был создан новый сайт, и, при этом, объединены все базы. Сейчас сайт smida.gov.ua – это, по сути, визуализация баз, созданных в разное время, по разным нормативным требованиям, на разных языках. Но клиент всего этого не знает, да и не должен знать, для него главное – бесперебойная и качественная работа ресурса. Хотя я не говорю, что мы завершили процесс по улучшению базы, она постоянно совершенствуется.

Вопрос: В чем заключается это улучшение?

Ответ: Наша задача сейчас - объединить все базы данных (БД) не только по регулярной (годовой и квартальной) и нерегулярной отчетности, но и другие: БД о владельцах свыше 10 % акций, БД правонарушений и пр. Мы уже часть этой задачи реализовали, но будем и дальше работать в этом направлении. Наша цель – сделать так, чтобы при поиске одного эмитента, например, "Мотор-Сич", была видна вся его история и ретроспектива, перечень правонарушений, примененных к нему, и так далее.
Безусловно, мы пытаемся изменить и негативное отношение к агентству, сформированное в период, когда оно занималось крохоборством (а как иначе мог расценить эмитент практиковавшиеся изменения отчетности или программных продуктов?). Мы очень осторожно, очень аккуратно относимся к нашим действиям, обо всех изменениях стараемся предупреждать клиентов и пользователей заранее. Активно занимаемся и коммуникационной составляющей: провели ребрендинг, запустили новый сайт, внедрили новый логотип (причем все это мы самостоятельно разработали и реализовали – от идеи до воплощения).

Вопрос: Какие продукты сейчас продвигает АРИФРУ?

Ответ: После того, как мы создали сайт, мы начали задумываться, что мы еще можем. Логично, что мы можем сделать для клиента какие-то информационные выборки, какую-то аналитическую информацию. И хотя в этом направлении мы еще системно работать не начали и находимся на стадии формирования продуктов, уже порядка 10 агентств получают нашу информацию: мы работаем с Bloomberg, Reuters, ИА «Интерфакс».
Для других клиентов интересна аналитика, так как сформированная база фондового рынка уникальна (правда, эту уникальность и ее практическую пользу нужно доносить до рынка): так, банки заказывают у нас выборку по региону, страховые компании изучают отдельные отрасли для продвижения своих продуктов. Даже многие научные деятели обращаются к нам с необычными интересными запросами.
Кроме того, мы начинаем достаточно активно работать с эмитентами. В прошлом году, например, провели вместе с Государственной комиссией по ценным бумагам и фондовому рынку (ГКЦБФР) два тура семинаров по всей Украине по вопросам вступления в силу «Закона об акционерных обществах» и дематериализации акций, на трех из них выступал лично глава Комиссии. Тем самым мы улучшаем свой имидж и получаем возможности для обратной связи, благодаря которой Комиссия представила рынку свои разъяснения по определенным вопросам.

Вопрос: И все же, базовый вопрос – достаточного финансирования - остается?

Ответ: Мы пытаемся монетизировать нашу деятельность без ущерба для рынка. Возьмем, к примеру, базы данных. С одной стороны это бесплатная, публичная и общедоступная информация, а мы предлагаем сервис работы с этой информацией: аналитические информационные выборки по заданным критериям. Другой пример – начинает монетизироваться реклама на сайте, так как он пользуется популярностью на рынке благодаря большому количеству бесплатной информации.
Семинары также монетизируются, потому что есть и затратная часть, необходимо оплачивать аренду, командировки, вознаграждения спикеров. Но, думаю, Вы согласитесь, что 600-700 грн - это незначительная сумма для эмитентов, главное, что услуга, которую мы предоставляем, качественная и востребованная.
Также у нас есть услуга предоставления электронного ящика для Клиентов: не бог весть что, но 15 тыс грн в год приносит. К тому же, мы стали издавать и продавать книги.
Дополнительно из новых услуг АРИФРУ начало оказывать и юридическое обслуживание. У нас сейчас около десяти предприятий, которым мы оказываем комплекс юридических услуг по приведению их деятельности в соответствии с законодательством об АО.

Вопрос: То есть, Вы и услуги по проведению собраний оказываете?

Ответ: Да, ведь мы можем все, что касается корпоративной деятельности предприятия, т.к. мы глубоко понимаем этот процесс и все его тонкости.

Вопрос: А здесь не возникает конфликта интересов: все-таки юридические услуги оказывает созданное Комиссией агентство?

Ответ: Мы еще не оказали ни одной юридической услуги, которая повлекла бы за собой действия со стороны Комиссии… Проведение собрания и тому подобное – это, в большей степени, черновая работа. Да и, к тому же, рынок юридических услуг довольно насыщенный и высококонкурентный.

Вопрос: Вы не попали под решение об упразднении коммерческих услуг в административных структурах? Ходили слухи, что ГКЦБФР вынуждена будет закрыть агентство.

Ответ: Агентство не оказывает административных услуг. Но сама идея, безусловно, правильная, так как во многих госструктурах была распространена выдача платных справок по банальным вопросам.

Вопрос: А как обстоит сегодня дело с бюджетным финансированием?

Ответ: Его вообще нет. Последнее государственное финансирование Агентство получило еще в 2008 году по программе системы мониторинга фондового рынка, около 1,5 млн грн. Средства «зашли» в АРИФРУ, работа была осуществлена, а ее результаты - переданы в Комиссию. Таким образом, три года агентство живет без бюджетного финансирования.

Вопрос: На рынке давно обсуждают идею отказа от печатной публикации объявлений и отчетности в пользу обнародования этой информации в интернете. А сэкономленные эмитентами средства частично могли бы пойти на финансирование баз данных, чтобы гарантировать их бесперебойную работу. В любом случае, было бы логично, что генерируемый официальными изданиями ГКЦБФР приличный денежный ресурс был в тех же руках, что и базы данных, которые требуют значительных затрат на поддержку.

Ответ: Отмечу, что, обеспечивая доступ к различным каналам и источникам информации, государство заботится обо всех слоях населения. И хотя в Украине хорошая динамика роста интернет-аудитории, мы должны учитывать и тех, у кого доступа к интернету нет. Т.к. свобода доступа к информации должна быть обеспечена, газеты останутся и будут функционировать.
Естественно, идея единого информационного центра с единым входом, который будет состоять из печатного издания и веб-сайта – правильная. Это позволит избежать сегодняшнего ненужного и затратного дублирования. Сейчас мы выступаем с идеей единоразовой подачи всей необходимой информации в электронном виде – как для обязательного предоставления отчетности, так и для публикации (на едином ресурсе и в официальной издании ГКЦБФР), что позволит значительно упростить и удешевить процесс для участников рынка.

Вопрос: Но ведь в реальности это профанация. Где небольшой акционер, допустим, из райцентра, сможет взять "Ведомости ГКЦБФР"?

Ответ: Не могу с Вами согласиться. На издание можно подписаться, есть так же его раскладки как в самой Комиссии, так и во всех ее территориальных управлениях.
Другое дело, что процесс сдачи отчетности, как я уже говорил, необходимо облегчить для эмитента. Потому как сегодня ему необходимо подавать ее в ГКЦБФР, на портал stockmarket.gov.ua, в одну из газет Комиссии, а если общество публичное – то еще и в новую систему ЭСКРИН (рисует схему со многими стрелками, исходящими от эмитента – примечание автора). Логично было бы, чтобы эмитент с помощью одного программного продукта или одной точки доступа единоразово, комфортно и оперативно, отчитывался по одному каналу.
Зачастую это вызывает проблемы и у профучастников. Одной компании по разным видам деятельности приходится подавать разную отчетность, в разных форматах, в разные места. И поменять такой формат сложно, потому что все это закреплено десятками нормативных актов и юстировано.
В такой же ситуации оказываются и инвесторы – потребители информации. Сегодня им приходится искать информацию на большом количестве ресурсов. А можно и нужно все сделать проще. Максимально просто.
То есть не нужно вносить изменения в десятки документов, а все сделать заново… Создать и прописать единый процесс и единое положение сдачи отчетности, под это все сделать единое технологическое решение. И это сразу упростит систему отчетности, так как будут одни справочники, терминология, каналы передачи, понятные сроки и т.п.
Мы вошли во многие рабочие группы в ГКЦБФР, внесли свои предложения, которые поддержала созданная при Комиссии стратегическая группа. И наши идеи начинают реализовываться…Что мы придумали? – Систему мониторинга, систему раскрытия данных фондового рынка. Мы начали с профучастников (рисует схему, где от профучастника идет одна стрелка - примечание автора). Первым этапом было внедрение электронной цифровой подписи (ЭЦП): мало кто верил, но общими усилиями этот проект был реализован. Следующим этапом будет создание «единого окна».
Идея проста: через единый вход все эмитенты и профучастники (хранитель, торговец и так далее) сдают в единую базу отчетность по унифицированным требованиям, и это все консолидируется в единую базу данных, из которой часть информации идет на публикацию. Такая единая база позволяет повысить качество мониторинга, проводить кросс-проверки, оптимизировать отчетность.
Второй этап – это осуществить фидбек (обратная связь – ИФ) через веб-приложения. Тогда не будет сомнений -- пришел отчет или не пришел. Если отчет не пришел – будут показаны ошибки, почему это не произошло: система уведомит, где и какие ошибки были допущены. А сейчас система так работает: клиент отослал и ждет, есть ошибка или нет. В таком случае, ошибка выявляется поздно и зачастую может окончиться предупреждением или наказанием.
Плюс дистанционная работа в режиме реального времени с использованием интернета - это удобно.
В свою очередь, территориальные управления и другие структуры Комиссии к единой базе данных получают свой доступ, реализованный через многоуровневую систему прав доступа; таким образом, каждый может ознакомиться только со «своей» информацией.

Вопрос: Хотелось бы уточнить по срокам: когда вы планируете запустить «единое окно»?

Ответ: Не так давно был подан бюджетный запрос на финансирование процесса внедрения системы «единого окна», потому что вся эта система (это, как минимум, пять серверов с соответствующим оборудованием, UPS, кондиционеры и т.д.) должна работать со 100%-ной гарантией. Уже были внедрены несколько оптово-волоконных сетей, резервный канал на самый аварийный случай. Но железо нужно, без этого - никак..
Оптимистичный срок, когда все будет реализовано - конец 2012 года. Я очень надеюсь, что «скелет» системы выкристаллизуется уже в этом году. На сегодняшний день закладываем основы этого, создавая концепт нормативной базы.

Вопрос: Маленькое уточнение. По договору с Агентством по международному развитию США (USAID) вы обязаны поддерживать систему ЭСКРИН. Получается, что она будет существовать автономно?

Ответ: Давайте внимательно рассмотрим нормативную базу. ЭСКРИН – это часть общедоступной базы Комиссии, которой является на сегодняшний день stockmarket.gov.ua. Уполномоченным лицом ведения этой базой является АРИФРУ. ЭСКРИН сегодня существует на другом ресурсе и ведением которого пока занимается Комиссия. Объединить ЭСКРИН и Стокмаркету в единый ресурс вполне логичный шаг, который будет сделан в ближайшее время.

Вопрос: Позвольте пару вопросов о наполнении будущей открытой базы. Сегодня большая проблема в том, что в открытом доступе отсутствует база эмиссий…

Ответ: Действительно, ранее имела место проблема и с продуктом, и с наполнением; в базе был полный хаос. Сейчас база эмиссий уже подготовлена, и теперь проводится ревизия всех записей, в том числе, теруправления проверяют корректность всех данных.
К слову, это одна из тех баз, с помощью которой будет дополнен и усовершенствован портал smida.gov.ua.

Вопрос: Очень мало в базе сегодня информации по профессиональным участникам, если только они не публичные АО. Мы недавно главе Комиссии жаловались: банки – дают все отчетность ежеквартально, перешли на МСФО, показывают акционеров до 5%, а у нас, лидеров рынка, не то что акционеры неизвестны, но и финансовые показатели не разглашаются. Получается, что эмитенты должны раскрываться публично, а профучастники – нет?

Ответ: Мы обсуждаем все эти вопросы. Но пока нет основы, нечего совершенствовать. Сделаем фундамент, а потом уже все остальное. Главное, что у нас есть для этого необходимые силы, ресурсы и, конечно же, опыт.

http://smida.gov.ua/news/allnews/direktor_arifru_nasha_zadacha__obedinit_vse_bazy_dannykh_na_fondovom_rynke




ГКЦБФР разъяснила законодательство в части прохождения публичным акционерным обществом процедуры включения акций в биржевой список


Государственная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку (ГКЦБФР) утвердила
разъяснения «О порядке применения абзаца второго части первой статьи 24 Закона Украины «Об акционерных обществах» по прохождению публичным акционерным обществом процедуры включения акций в биржевой список хотя бы одной фондовой биржи». Соответствующее решение было принято на очередном заседании комиссии.

«Мы подготовили это разъяснение в связи с многочисленными обращениями профессиональных участников фондового рынка по вопросу прохождения публичным акционерным обществом процедуры включения акций в биржевой список хотя бы одной фондовой биржи и возникающих в связи с этим проблемным вопросам. Ведь Комиссия стремится всегда идти навстречу участникам украинского фондового рынка, давая ответы на насущные вопросы, возникающие при работе, уточняя и разъясняя определенные нормативно-правовые акты и совершенствуя процесс коммуникации с представителями рынка», - объясняет инициативу Комиссии Алексей Петрашко, член Комиссии, который возглавлял группу специалистов регулятора - разработчиков документа.

Согласно разъяснению, соблюдением требований части первой статьи 24 Закона Украины "Об акционерных обществах" является нахождение акций публичного акционерного общества в биржевом списке для проведения регулярных биржевых торгов акциями.

В случае, если акции публичного акционерного общества исключаются из биржевого списка, такое общество во исполнение указанного Закона проходит процедуру включения акций в биржевой список хотя бы одной фондовой биржи еще раз.

Требования абзаца второго части первой статьи 24 Закона считаются выполненными в случае, если акции публичного акционерного общества включены в биржевой список по инициативе такого публичного акционерного общества.

http://ssmsc.gov.ua/press/news/dkcpfr_roz%25E2%2580%2599yasnila_zakonodavstvo_v_chastini_prokhodzhennya_publichnim_akcionernim_tovaristvom_proceduri_vklyuchennya_akcijj_do_birzhovogo_spisku_




О перспективах создания единого центрального депозитария, законодательных новациях, перспективах выхода украинских эмитентов на зарубежные биржи


Интервью председателя Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку (ГКЦБФР) Дмитрия Тевелева

Елена Вечеровская, РБК-Украина, 21.07.2011


РБК-Украина: В России де-факто завершено слияние ММВБ и РТС - акционеров двух ключевых конкурирующих площадок в Украине (ПФТС и Украинской Биржи). Как слияние российских акционеров отразится на работе их украинских дочек, не планируется ли слияние ПФТС и УБ с целью повышения капитализации украинской биржи?
 
Дмитрий Тевелев: Наверное, Вы согласитесь, что этот вопрос стоит задавать акционерам этих двух компаний. Они, пожалуй, подробнее ответят на вопрос, каковы причины, цели и задачи слияния.
Если говорить об Украине, то российские компании являются не единственными акционерами ПФТС и УБ. Достаточно сказать, что в капитале УБ порядка 60% акций принадлежит украинским акционерам, поэтому вопрос о перспективах тех или иных изменений, которые теоретически или практически могут быть осуществлены на украинских биржах, нужно решать с украинскими акционерами - в том числе. 

РБК-Украина: Какие нужны изменения в действующее законодательство для того, чтобы позволить иностранным компаниям без посредников торговать на украинских фондовых площадках? 

Дмитрий Тевелев: Общеизвестно, что законодательство Украины не предусматривает каких-либо ограничений в работе на украинских фондовых биржах иностранных профессиональных торговцев, брокеров. Другое дело, что наши западные коллеги не так уж торопятся на наш рынок.
С одной стороны, это вызвано тем, что для них существует возможность работать через украинских брокеров, и многие компании, многие иностранные фонды пользуются ею, используя опыт и знания украинских фондовых компаний. А с другой стороны, сам по себе украинский рынок пока еще не в полной мере раскрыл свой потенциал, он еще недостаточно привлекателен для иностранного инвестора.
Важным является то, что предложения украинских компаний пока что еще недостаточно емкие, недостаточен размер free float, недостаточна капитализация. Но улучшение этих показателей - наши общие задачи. И по мере развития экономики, по мере реализации реформ, думаю, этот вопрос можно будет решить гораздо проще.
А что касается иностранных компаний, то мы можем говорить об иных примерах, когда те же, например, российские компании открывают свои аффилированные предприятия в Украине и через них осуществляют деятельность по торговле ценными бумагами. Такой вариант тоже возможен, и никаких законодательных ограничений в этом отношении нет. 

РБК-Украина: Планирует ли предлагать какие-то изменения в законодательство ГКЦБФР? Какие именно?

Дмитрий Тевелев: ГКЦБФР регулярно предлагает изменения в законодательство и добивается таких изменений. Вопрос не в том, чтобы менять законодательство ради самих перемен. Можно постоянно генерировать те или иные изменения, но важно понять, для чего они нужны, какая цель у комиссии?
А наша цель, на первый взгляд, очень простая - сделать фондовый рынок Украины реально инвестиционным. То есть, нам необходимо предпринять все шаги, чтобы этот рынок выполнял свою инвестиционную функцию, а не только спекулятивную, как сейчас. Нам необходимо сделать этот рынок профессиональным, прозрачным, доступным с точки зрения интересов инвесторов и надежным с точки зрения защиты их прав. 
Украинский фондовый рынок потенциально очень мощный, но этот потенциал, к сожалению, пока еще не раскрыт. Поэтому задача ГКЦБФР - через изменения в законодательстве и нормативно-правовых документах привести фондовый рынок к идеальному, насколько это возможно, состоянию. 
Что касается последних изменений в законодательстве, то недавно нами были разработаны изменения в «Порядок и условия выдачи лицензий на осуществление профессиональной деятельности на фондовом рынке и в соответствующие лицензионные условия осуществления профессиональной деятельности по ее отдельным видам (торговля ценными бумагами, депозитарная деятельность, деятельность по организации торговли ценными бумагами, деятельность по управлению ипотечным покрытием)». Эти изменения связаны с увеличением требований к профессиональным участникам. Они касаются как размера капитала, так и организации их работы, в том числе - в отношении программного обеспечения. Посудите сами, если до недавнего времени среди требований к торговцам ценными бумагами в части программного обеспечения было только одно: наличие двух компьютеров.
Время идет, все меняется, и то, что раньше казалось пиком возможного, сейчас упоминается нами с улыбкой, но эта улыбка сквозь слезы. Действительно, профессиональные участники должны иметь качественное программное обеспечение, должны быть готовы к внедрению электронного документооборота, должны быть обеспечены средствами электронной цифровой подписи и т.д. Как раз, поэтому мы сейчас и выдвигаем все эти актуальные требования к профучастникам.
Очень важно то, что принятие новых законов требует и серьезных изменений во внутренней структуре наших профучастников. Так, например, недавно был принят закон о внесении изменений в законодательные акты, связанные с оказанием финансовых услуг на рынке, и в его рамках комиссия будет разрабатывать требования к системе корпоративного управления. Все профучастники, которые существуют в форме акционерных обществ, должны будут сдавать теперь корпоративные отчеты, раскрывать показатели своей деятельности, свою корпоративную структуру - конечного бенефициара. Этот процесс очень важен, и ГКЦБФР должна подготовить соответствующие документы, чтобы помочь предприятиям следовать закону и организовывать соответствующим образом свою деятельность. Допустим, введено понятие «деловая репутация». Следовательно, если в законе есть такая норма, комиссия должна разъяснить своими нормативными документами, каким образом ГКЦБФР будет предъявлять требования к деловой репутации, что она будет требовать от профучастников для подтверждения таковой и т.д. 
Если говорить об изменениях в законы, в ближайшее время комиссия подготовит проект закона об институтах совместного инвестирования (это чрезвычайно важный документ). Также мы ведем работу над законом о системе депозитарного учета и др. Это целая серия законодательных актов, над которыми мы работаем, и которые будут способствовать развитию и укреплению отечественного фондового рынка.

РБК-Украина: Будут ли сняты ограничения для иностранных эмитентов для работы на украинских биржах? Что для этого требуется?

Дмитрий Тевелев: Говоря о допуске иностранных ценных бумаг на украинский фондовый рынок, прежде всего, стоит разделить иностранных эмитентов на две группы.
Первая группа - эмитенты, чьи активы размещены в Украине, те, кто получает прибыль в Украине. Зачастую это компании, созданные вне украинской юрисдикции, чтобы облегчить себе выход на иностранные площадки. Мы сейчас не просто выступаем, мы работаем над тем, чтобы дать возможность акциям этих компаний прийти на украинский рынок. Для чего это нужно? Во-первых, обращение акций предприятий, активы которых размещены в Украине, даст возможность менеджменту, работникам этих компаний приобретать акции своих предприятий. Это общемировая практика в корпоративных отношениях, когда сотрудники имеют возможность приобрести акции своего предприятия. Но пока эти активы размещены здесь, а их головные, управляющие предприятия - за пределами Украины, такой возможности нет. И мы должны дать им такую возможность. Думаю, Вы согласитесь, что в этом отношении есть и вопросы патриотизма, в конце концов.
Ликвидность украинского рынка позволяет в определенных объемах и с довольно большим интересом обращаться акциям этих компаний внутри страны. В отношении этой группы предприятий комиссия уже предпринимает определенные действия, мы уже разработали проект документа об облегчении прихода этих акций на территорию Украины, и в этом вопросе мы также работаем с НБУ. Да, в нем есть масса нерешенных задач: вопросы отчетности, параллельного листинга, но, я уверен, это все решаемые задания, и цель, которую мы поставили, будет обязательно достигнута.
Вторая группа предприятий - непосредственно иностранные предприятия. Здесь тоже есть непростые задачи, на которые нельзя дать однозначные решения. С одной стороны, украинские инвестиционные фонды, пенсионные фонды заинтересованы в том, чтобы иметь в своих активах качественную, надежную, доходную бумагу. Конечно, было бы неплохо для наших фондов покупать акции Coca-Cola, к примеру. Но приход сюда таких бумаг означал бы отток украинских денег из Украины, т.е., отток денег украинских фондов в иностранные бумаги. Хорошо ли это, особенно сейчас? Мы не стремимся ускорять эти процессы в отношении таких предприятий, они должны быть естественными. 

РБК-Украина: Когда депозитарии избавятся наконец-то от клиринговых функций? Каким образом будет проведена эта процедура?

Дмитрий Тевелев: Мнение ГКЦБФР по этому вопросу следующее. Мы считаем, что клиринг несет в себе определенные риски - финансовые и административные. Клиринг нельзя понимать узко, это не просто подведение итогов операций за день, это гарантия проведения расчетов. И если продавец или покупатель ценных бумаг не выполнили свои обязательства по денежным расчетам либо по поставке ценных бумаг, клиринговые учреждения должны прогарантировать эти сделки. То есть, либо предоставить деньги для покрытия сделки, либо купить на эти средства ценные бумаги и поставить эти ценные бумаги покупателю - прогарантировать, а это финансовые риски.
С другой стороны, депозитарные учреждения должны заниматься учетом прав собственности на ценные бумаги. Это очень важный и щепетильный вопрос. Поэтому многие специалисты считают, что учет прав собственности на ценные бумаги и клиринг должны быть разделены. Отвечая на вопрос «Как это может произойти?», отмечу, что единственный способ - это принятие соответствующих норм в законе. Проект закона о системе депозитарного учета, который разработала ГКЦБФР, сейчас рассматривается рабочей группой, представляющей интересы участников рынка и международных организаций. Этим документом предусмотрена такая модель, при которой учетная и клиринговая функции будут разделены. Мы надеемся, что работа над этим законом будет интенсивной и предполагаем внести этот закон на рассмотрение уже на осеннюю сессию Верховной Рады. 
Но не все считают, что депозитарии должны избавиться от клиринговых функций. Есть определенная группа экспертов, которые считают, что не нужно отделять клиринг от учетной системы. Так, по их мнению, украинский рынок недостаточно силен и развит для того, чтобы разделять эти функции по отдельным финансовым депозитарным учреждениям.
Кроме того, существует ряд иных подходов, допустим, есть проект закона о клиринге, разработанный Ассоциацией «Украинские фондовые торговцы». Он тоже предусматривает разделение функции учета и клиринга. По какому пути мы пойдем - создадим отдельный закон о клиринге либо в одном законе опишем и учетную, и клиринговую систему - это предмет обсуждения, чем мы сейчас активно и занимаемся с рабочей группой.

РБК-Украина: Кстати, Вы поддерживаете идею создания единого национального депозитария и на чьей площадке - ВДЦБ, НДУ? Сколько вообще еще будет продолжаться конфликт между этими площадками? Насколько наличие нескольких депозитариев критично на текущем этапе с точки зрения защиты интересов акционеров?

Дмитрий Тевелев: Мы не только поддерживаем, но и пропагандируем эту идею! Во-первых, это наше убеждение, что нужен единый депозитарий, который будет заниматься учетом прав собственности на ценные бумаги. Во-вторых, это наша задача, которая поставлена Президентом в рамках Программы экономических реформ. И мы делаем все для того, чтобы единый центральный депозитарий как можно быстрее начал функционировать.
Отвечая на вопрос «На чьей площадке?», отмечу, что существует масса вопросов, масса споров по этому поводу. Многие считают, что эти две площадки до сих пор находятся в состоянии конфликта. В первую очередь, хотелось бы сказать, что как такового конфликта между ВДЦБ и НДУ нет, есть некая здоровая конкуренция. Да, он был, эти две организации многие годы проводили значительную часть своего рабочего времени в судах. Но на сегодняшний день, после определенных изменений в менеджменте, после определенных изменений в подходах комиссии к этим двум депозитарным учреждениям, нет оснований говорить о конфликте. Мало того, между этими двумя организациями установлено полноценные, двусторонние корреспондентские отношения. В прошлом месяце, наконец, впервые за все годы, между ними был установлен электронный документооборот. Также были значительно облегчены все процедуры, связанные с раскрытием и подготовкой реестров для акционеров и т. д. Кроме того, оба учреждения участвуют в организованном комиссией процессе построения системы электронной подачи отчетности. То есть, мы видим, что депозитарии довольно активно сотрудничают. 
Если говорить о выборе площадки, существуют самые разные мнения, но, наверное, не этот вопрос главный сегодня. Не главное, какая будет площадка, главное - какой будет система учета и взаимодействие элементов депозитарной системы. А что касается вопроса, какой из депозитариев станет базовой площадкой для создания центрального депозитарного учреждения, то это вопрос не только к ГКЦБФР, но и к акционерам. Ведь у каждого из депозитарных учреждений, кроме государства или НБУ, существуют акционеры - профессиональные участники фондового рынка. Без их решения невозможно дать ответ на этот вопрос. Кроме того, все зависит от того, какая модель депозитарной системы будет определена. 
Вопрос же о защите интересов акционеров выходит за рамки отношений двух депозитарных учреждений. Насколько удобно наличие двух депозитариев? Я бы сказал, что это неудобно с точки зрения учета прав собственности, потому как это создает необходимость дополнительных процедур, действий, которые удорожают систему учета для эмитентов, для инвесторов и делают ее более громоздкой. Это с одной стороны.
А с другой стороны - наличие одного учетного депозитария с учетом того, что у нас произошел переход на бездокументарный выпуск ценных бумаг, по-моему, исключает возможность создания базы для неких рейдерских действий, а именно - двойных реестров, двойных записей и т.д. Однозначность, прозрачность, открытость в системе учета позволит нам защитить права инвесторов более качественно и более последовательно.

РБК-Украина: Когда реально удастся подписать договор с IOSCO? На какой стадии сейчас переговоры? Что даст Украине подписание такого соглашения?

Дмитрий Тевелев: IOSCO - это очень значимая и влиятельная международная организация, которая объединяет регуляторов ценных бумаг более чем 100 государств мира. Рекомендации IOSCO активно используются многими правительствами, многими международными финансовыми учреждениями.
Украина является действительным членом IOSCO, но качественным показателем такого участия является присоединение к всестороннему меморандуму IOSCO, которое дает возможность, с одной стороны, использовать стандарты, опыт и очень серьезную нормативную базу IOSCO.
С другой - оно налагает на государство, которое присоединяется к меморандуму, очень серьезные обязанности. В первую очередь, это обязанности, связанные с усовершенствованием законодательной базы. В этом вопросе у нас ранее были определенные трудности. Многие годы специалисты IOSCO указывали нам на серьезное отставание нашего законодательства от требований этой международной организации. Но за последние полгода - год Украина сделала огромный шаг вперед. Я имею в виду и закон об акционерных обществах, который, по сути, является революцией в корпоративных отношениях, и законы, предотвращающие манипулирование и использование инсайдерской информации на фондовом рынке, и т.д.
Мы со специалистами IOSCO находимся в постоянном контакте, и сегодня мы готовим пакет документов для анализа этой организацией возможности присоединения Украины к меморандуму. Думаю, где-то в конце августа - начале сентября мы направим в IOSCO требуемый ими пакет документов. После этого анализа и будет принято решение относительно дальнейшего участия Украины в этом меморандуме.
К слову, в 2012 г. состоится Всемирный конгресс IOSCO в Китае, и мы уже получили приглашение к участию в этом мероприятии. То есть, мы видим, что уже сейчас многие специалисты разделяют наше мнение о том, что фондовый рынок Украины ждет довольно интересное и перспективное будущее. 

РБК-Украина: И все же, когда может быть подписан этот меморандум?

Дмитрий Тевелев: Я думаю, что в 2012 г., ближе ко Всемирному конгрессу.

РБК-Украина: Как расценивать Ваши слова, что «объектом рейдерских действий зачастую было именно государство, поэтому было бы неправильно не дать возможности государству, как основному акционеру в стране, в течение какого-то периода времени участвовать в депозитарии для того, чтобы обеспечить защиту своих прав и интересов как акционера»?

Дмитрий Тевелев: Эти мои слова стоит оценивать как один из аргументов необходимости участия государства в капитале и управлении центральным депозитарием. Я убежден, что на периоде становления единого центрального депозитария, как единого центра учета прав собственности на ценные бумаги в Украине, участие государства необходимо - как гаранта правил, стандартов, защиты интересов и прав акционеров, инвесторов. Ведь ни у кого не вызывает никаких эмоций то, что НБУ, будучи 100% государственной собственностью, является гарантом обращения государственных ценных бумаг, и иностранные инвесторы довольны этим фактом. Почему же мы не должны использовать возможности государства по контролю над учетом прав собственности акционеров в нашей стране?
Но, наверное, нельзя говорить о том, что процесс контроля государства, собственно, процесс владения государством контрольным пакетом в центральном депозитарии должен быть бесконечно долгим, тем более - вечным. Есть некий переходный период: как любой ребенок, любое учреждение должно встать на ноги - должны быть установлены определенные правила, внедрены какие-то качественные процедуры, лучшие практики. Вот когда фондовое сообщество убедится в надежности качественных процедур центрального депозитария, когда НБУ, убедившись в надежности центрального депозитария, передаст ему для учета государственные ценные бумаги, и инвесторы будут уверены в том, что это никоим образом не ставит под сомнения их интересы и права, возможно, государство и уменьшит свою долю в центральном депозитарии до, допустим, блокирующего пакета - 25 % акций.
Как долго будет длиться этот процесс? Это зависит от того, как будут настроены профессиональные участники, как будут настроены международные организации, непосредственно ГКЦБФР. По моему мнению, этот процесс не должен быть длинным, три года - это максимум. В течение этого времени государство создаст работоспособную качественную организацию и сможет уменьшить свое участие в центральном депозитарии до разумно необходимого блокирующего пакета. 

РБК-Украина: В свете принятия пенсионной реформы, какие планы ГКЦБФР по работе с НПФ?

Дмитрий Тевелев: Пенсионная реформа, заявленная и принятая парламентом, - это только один из шагов на пути становления новой пенсионной системы. Это не единственный закон в этом направлении, за ним последует еще целая серия законопроектов, в том числе связанных с функционированием накопительной системы, что, безусловно, чрезвычайно важно.
Какие задачи в этой связи у ГКЦБФР? Во-первых, это приведение нормативных документов, нормативно-правовых актов в соответствие с этим законом. Во-вторых, это участие в создании новых законодательных актов, которые будут описывать и регулировать систему пенсионного обеспечения в стране.

РБК-Украина: Как будут себя вести, по Вашим прогнозам, в ближайшем будущем украинские эмитенты на европейских и американских фондовых площадках? Возможен ли переход на гонконгские?

Дмитрий Тевелев: Наши предприятия, естественно, нуждаются в серьезных инвестициях - по разным основаниям, для разных целей, и не предмет нашей беседы определить эти цели. Любое предприятие идет за деньгами туда, где они есть: если есть деньги в Гонконге - пойдут в Гонконг, есть в Сингапуре - пойдут в Сингапур и т.д. Здесь нет никаких ограничений для наших предприятий, кроме как выполнение требований каждой площадки.
Какими будут направления движения? Уже сформировалась определенная тенденция, когда активы, связанные с привлечением средств в сельскохозяйственный сектор, размещаются на Варшавской бирже. Размещения, связанные с евробондами в больших объемах, 300-500 млн долл., осуществляются на Лондонской и Нью-Йоркской биржах.
Гонконг представляет собой очень большой интерес для украинских компаний в плане размещений, прежде всего, ввиду своего потенциала. И мы очень много делаем для того, чтобы, во-первых, сблизить наши нормативные базы, дабы украинский эмитент смог выйти на Гонконгскую биржу без создания промежуточного юридического лица в той или иной, не украинской, юрисдикции.
Наша цель - обеспечение для отечественных предприятий возможности выхода на Гонконгскую биржу напрямую. И мы видим поддержку и понимание со стороны Гонконга в этом отношении. Так, недавний визит вице-президента Гонконгской биржи в Украину показал, что такие возможности есть, и в данный момент мы проводим интенсивную работу в этом отношении. Я думаю, что 2012 г. должен стать переломным в этом вопросе.


 
Справка
Дмитрий Тевелев родился 1 декабря 1959 г. в Донецке. В 1983 г. окончил Донецкий государственный университет, в 2002 г. - Межрегиональную академию управления персоналом.
В 1983-1993 гг. Дмитрий Тевелев занимался преподавательской деятельностью в школах и вузах (лаборант кафедры, учитель истории, директор школы). 
В 1993-2001 гг. занимал пост заместителя директора в частном предприятии «ПФ Донэнергосервис», а также руководящие посты в других предприятиях Донецка и Макеевки.
В начале 2000-х гг. Дмитрий Тевелев руководил юридической фирмой «Первый советник», занимался юридическим сопровождением деятельности угледобывающих предприятий, в том числе - «Шахты «Комсомолец Донбасса» и «Павлоградуголь». Возглавлял санацию ОАО «Днепрэнерго».
В 2007-2010 гг. - исполнительный директор, члена правления ОАО «Днепрэнерго» (компания входит в состав финансово-промышленной группы СКМ).
В марте 2010 г. Дмитрий Тевелев назначен главой Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку.


http://www.rbc.ua/rus/interview/show/dmitriy-tevelev-kontrol-gosudarstva-nad-tsentralnym-21072011123400




"Эмигрантов" вернут на украинские биржи


Украинские компании хотят вернуть из вынужденной эмиграции. Но сроки возвращения будут зависеть не столько от желания эмитентов, сколько от позиции НБУ

Александр Кириченко, «ИнвестГазета», № 26, 2011

Государственная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку всерьез задумалась о допуске на украинские фондовые биржи акций и облигаций иностранных эмитентов. Это предусмотрено поправками к Положению о функционировании фондовых бирж, принятыми ГКЦБФР за основу 29 июня. Основным условием допуска иностранных бумаг, согласно документу, предложенному для месячного обсуждения перед окончательным его утверждением, станет их листинг на одной из 55 иностранных площадок Всемирной федерации бирж.

Пока речь обо всех иностранных бумагах не идет, и комиссионеры намерены вернуть лишь «украинские акции» (акции иностранных компаний, имеющих активы в Украине). В первую очередь эмитентов, которые размещались на Лондонской, Варшавской и Франкфуртской фондовых биржах, в листингах которых на сегодняшний день находятся около четырех десятков «украинских» эмитентов.

Разрешениями на допуск иностранных ценных бумаг будет заниматься ГКЦБФР. Для попадания в первый уровень листинга с акциями нерезидента в последние полгода ежемесячно должно было заключаться не менее 10 сделок объемом свыше 1 млн. грн. Второй уровень требует меньшую сумму сделок — от 250 тыс. грн. Включить в листинг облигации можно будет при условии проведения с ними пяти сделок ежемесячно объемом от 500 тыс. грн. (I уровень) или 150 тыс. грн. (II уровень). Дополнительным требованием к облигациям станет их номинальная стоимость: для I уровня она определена в 10 млн. грн.; для II уровня — в 5 млн. грн. Однако в листинг не будут включать ценные бумаги, котирующиеся на альтернативных площадках. Но таких немного. В целом же, по мнению Влада Синани — директора направления «Рынки акционерного капитала» группы «Инвестиционный Капитал Украина», все эти требования минимальны для большинства эмитентов с листингом на регулируемых международных площадках. Согласен с ним и аналитик «Ренессанс Капитала» Виталий Шушковский: «Исходя из требования к среднемесячному объему торгов на уровне 1 млн. грн. за последние шесть месяцев (что соответствует среднедневному объему примерно $6 тыс.) и требования к наличию листинга на основной, а не альтернативной площадке западной биржи, претендовать на получение локального листинга смогут как минимум десяток украинских компаний».

Согласны осуществить двойной листинг и сами компании. Уже в течение нескольких месяцев Госкомиссия планирует реализовать пилотный проект с MHP («Мироновский хлебопродукт»), который находится в листинге LSE, и Kernel Holding (листинг на Варшавской фондовой бирже). Обе компании — в числе наиболее ликвидных бумаг с основными активами в Украине. Среднедневной оборот (Average Daily Turnover) с акциями Kernel на Варшавской фондовой бирже составляет $4,2 млн., а MHP на лондонской площадке — $2,83 млн.

С точки зрения инфраструктуры бирж внедрение двойного листинга технологически возможно, но, как отмечают фондовики, есть два важных нюанса. «Во-первых, учетный механизм предполагает установление прямых корреспондентских отношений между Национальным депозитарием Украины и депозитариями соответствующих площадок. В том числе Национальным депозитарием ценных бумаг Польши, Euroclear для депозитарных расписок (MHP) и CREST — для акций на Лондонской фондовой бирже. Во-вторых, для инвесторов — резидентов Украины, согласно существующему валютному законодательству, для покупки ценных бумаг иностранных эмитентов потребуется перечислить деньги за рубеж, на что необходимо получить индивидуальную валютную лицензию НБУ», — говорит Влад Синани. Урегулирования требует и вопрос получения держателями акций дивидендов в валюте. Впрочем, НБУ уже готов урегулировать все валютные вопросы. Во всяком случае, со слов главы ГКЦБФР Дмитрия Тевелева, в настоящее время ведутся активные дискуссии с Нацбанком для скорейшего осуществления этого проекта.

Расширение списка инструментов инвестирования за счет ценных бумаг иностранных эмитентов может позитивно отразиться на украинском фондовом рынке, так как с внедрением двойного листинга «иностранных бумаг» объемы и ликвидность украинских бирж серьезно возрастут. И прежде всего за счет высокой инвестиционной привлекательности эмитентов. По мнению управляющего директора Dragon Capital Дмитрия Тарабакина, теоретически эти компании могли бы войти в портфели украинских индексов, отчего последние стали бы более динамичными, интересными и показательными. По крайней мере, по мнению Виталия Шушковского, на включение в индекс УБ могли бы претендовать как минимум семь «иностранцев» — Ferrexpo (среднедневной оборот компании того же порядка, что и суммарный оборот акций на рынке заявок УБ), Kernel, MHP, JKX, Avangard, Astarta и Cadogan. 


ГКЦБФР покажут рекламу


Регулятор будет следить за рекламой на фондовом рынке

Николай Максимчук, «КоммерсантЪ Украина», № 48, 2011
 
Госкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку намерена согласовывать рекламные материалы всех участников рынка. Если любая информация о фондовых инструментах, услугах и ценных бумагах не будет согласована с регулятором за полмесяца до ее распространения, участнику фондового рынка грозит санкция до шестикратного размера от стоимости рекламы.
 

Правительство в пятницу (25.03.2011) направило в парламент проект закона #8297 о регулировании рекламы на фондовом рынке. Сейчас только институты совместного инвестирования обязаны согласовывать все свои рекламные материалы с Госкомиссией по ценным бумагам и фондовому рынку (ГКЦБФР). Вскоре одобрение регулятора для саморекламы понадобится эмитентам ценных бумаг, профессиональным участникам рынка, саморегулируемым организациям и уполномоченным рейтинговым агентствам. Под рекламой, согласно закону "О рекламе", понимается распространяемая информация о лице или товаре, предназначенная сформировать или поддержать осведомленность потребителей рекламы и их интерес к такому лицу или товару.

Любая реклама на фондовом рынке, которую планируется распространить, должна быть направлена в ГКЦБФР для одобрения не позже чем за 15 дней до ее обнародования. Реклама будет считаться согласованной, если за этот срок ГКЦБФР ее не запретит. Нельзя будет сообщать клиентам о предполагаемом уровне дохода от инвестиций в ценные бумаги, о возможном росте их стоимости; о полученных ранее доходах без указания информации об отсутствии гарантий получения их в будущем; о еще не выпущенных ценных бумагах; неправдивую информацию; сравнивать конкурентов. За несогласование рекламы или нарушение запрета ГКЦБФР на ее публикацию будет взиматься штраф в размере 50-600% стоимости рекламы. Без ограничений можно будет распространять только информацию, которая подлежит обязательному обнародованию (например, анонс собрания акционеров, кадровые изменения, привлечение кредита).

Начальник управления аналитического обеспечения ГКЦБФР Максим Либанов рассказал, что одной из целей законопроекта является борьба с недобросовестной рекламой. "Например, один инвестфонд просуществовал три месяца, а говорит, что у него годовая доходность на таком-то уровне. Или отсутствует оговорка о том, что полученная ранее доходность не является гарантированной в будущем",– сказал он. По его словам, согласование рекламы ИСИ показало свою эффективность, поэтому эти требования будут распространены на всех участников рынка.

Вице-президент КУА "Кинто" Анатолий Федоренко говорит Ъ, что их компания согласовывала с регулятором только внешнюю рекламу: "Проблема возникает при указывании доходности фонда в предыдущие периоды. Нужно определить, за какой именно период считать доходность". По словам члена совета ассоциации "Украинские фондовые торговцы" Олега Швеца, и эмитент, и его андеррайтер, которые могут быть рекламодателями ценных бумаг, заинтересованы в их продвижении, поэтому клиенты не будут получать объективную информацию, в частности "рекомендации".

Однако адвокат юрфирмы Noerr Олег Дорофеев отмечает, что понятие рекламы в законе размыто, и ГКЦБФР сможет трактовать его в свою пользу. "Даже размещение на сайте информации 'о компании' будет требовать предварительной подачи ее в комиссию. Нужно реально оценить необходимость такого вмешательства и санкций, которые усложняют хозяйственную деятельность субъектов рынка", – отмечает руководитель информационно-аналитического департамента адвокатского объединения "Коллегия правозащитников" Александр Швец.

Программа развития фондового рынка



Государственная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку Украины (ГКЦБФР) представила проект "Программы развития фондового рынка Украины на 2011-2015 гг.".
Ознакомиться с документом можно здесь.



Фондовый рынок в массы


Виктория Бондарчук, "Эксперт", №37, 2010

Госкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку (ГКЦБФР) на прошлой неделе презентовала программу развития фондового рынка на 2011–2015 годы

«Документ предлагает четыре вектора развития. Это увеличение капитализации, ликвидности и прозрачности рынка, улучшение рыночной инфраструктуры, налоговое и валютное стимулирование, совершенствование госрегулирования и популяризация фондового рынка в массах», — рассказал «Эксперту» начальник управления аналитического обеспечения ГКЦБФР Максим Либанов. Окончательная редакция программы будет представлена в ближайшие недели. По оценкам экспертов, из-за отсутствия реформ на фондовом рынке госбюджет теряет до 10 млрд гривен ежемесячно.

Программа содержит 120 мер по развитию отечественного рынка ценных бумаг, которые будут внедряться в два этапа: до конца 2012-го и до конца 2015 года. Первый заместитель генерального директора Украинской ассоциации инвестиционного бизнеса (УАИБ) Ольга Трипольская главным позитивным моментом документа считает усиление ответственности эмитентов, в частности, облигаций. Для держателей долговых бумаг предусмотрят специальные собрания, защиту их прав при проведении дел о банкротстве. Кроме того, покупатели облигаций смогут претендовать на первоочередный возврат средств после государства и трудового коллектива (сейчас они на четвертом месте в списке на возвращение средств от эмитента-банкрота). «Всё это будет способствовать восстановлению доверия к облигациям после дефолтов», — отмечает Трипольская.

Кроме того, программа предполагает стимулирование розничных инвесторов и проведение «народных IPO», а также формирование института инвестиционных советников. Правда, в мерах по становлению мощных институциональных инвесторов акцент сделан лишь на интернет-трейдерах, а не инвестиционных и пенсионных фондах. «Интернет-трейдинг оживит фондовый рынок, но не будет столь массовым, как участие населения в институтах совместного инвестирования», — полагает Трипольская. В документе идет речь о внедрении второго (накопительного) уровня системы пенсионного обеспечения, но не упоминается о важности развития третьего (добровольного) уровня. Поэтому УАИБ подготовила блок замечаний для ГКЦБФР, касающихся поддержки институциональных инвесторов, развития системы пенсионного обеспечения и саморегулируемых организаций.

Не обошлось и без казусов. Так, исполнение биржевых договоров относительно ценных бумаг исключительно по принципу «поставка против оплаты» предусмотрено программой к концу 2015 года, хотя уже сегодня рынок активно пользуется этим механизмом.

http://expert.ua/articles/9/0/8017/




Фондовый рынок: по новой программе


"Ваші гроші", 01.10.2010

На предпоследней неделе сентября-2010 Государственная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку (ГКЦБФР) представила “Программу развития фондового рынка на 2011-2015 гг.”.

“Документ еще будет согласовываться с Нацбанком, Фондом госимущества и другими министерствами и ведомствами. После всех согласований, которые мы надеемся завершить в первой декаде декабря, мы подадим программу в Кабмин”, — сказал председатель ГКЦБФР Дмитрий Тевелев.

Представленная программа обширна и затрагивает множество аспектов развития фондового рынка. А реализация многих ее пунктов, по замыслу авторов, так или иначе должна привести к притоку денег на отечественный фондовый рынок.

Даешь валюту!

Одно из наиболее примечательных предложений — упростить валютные операции. ГКЦБФР намерена добиваться смягчения валютного регулирования для иностранных инвесторов, вкладывающих деньги в ЦБ отечественных эмитентов.

Отметим, что сейчас у нерезидентов возникают проблемы при покупке украинских ЦБ ввиду сложной процедуры вывода денег за пределы Украины.

“Кроме того, мы думаем о возможности номинировать украинские ЦБ в иностранной валюте”, — отметил Алексей Петрашко, член ГКЦБФР. Данное новшество, по мнению Комиссии, позволит существенно увеличить объемы торгов на биржах.

Впрочем, в программе предусматривается смягчение валютного режима и для инвестиционных фондов. Согласно документу, в течение следующих пяти лет регулирование следует изменить таким образом, чтобы институты совместного инвестирования (ИСИ) смогли без проблем приобретать ЦБ иностранных эмитентов за границей.

Отметим, что с юридической точки зрения ИСИ и сейчас имеют право покупать ЦБ иностранных эмитентов. Тем не менее, существует целый ряд преград, делающих для них эти операции почти невозможными. В частности, при каждой покупке ЦБ инвесторы должны получать индивидуальную лицензию НБУ с указанием точной цены покупки и количества приобретаемых ценных бумаг.

Очевидно, что точно угадать цену, по которой будут продаваться те или иные бумаги через месяц (а именно столько времени может занимать процесс получения валютной лицензии), практически нереально. Таким образом, украинские ИСИ лишены возможности инвестировать в акции и облигации иностранных компаний.

В то же время следует отметить, что программа не предусматривает смягчения валютной политики в отношении инвесторов-физлиц. Впрочем, в Комиссии не отрицают, что в будущем физлицам может быть предоставлено право вкладывать деньги в акции иностранных компаний.

Возможно, чиновники полагают, что приток денег из-за границы с лихвой перекроет средства, направленные отечественными инвесторами за пределы страны.

Мелочь, а приятно

Увеличению объемов торгов должен способствовать и допуск на рынок розничных инвесторов. Для этого программой предусмотрено открытие доступа широкому кругу инвесторов к покупке акций при проведении компаниями IPO. Также ГКЦБФР намерена облегчить доступ инвесторов к выпускам муниципальных облигаций и процессам приватизации государственных компаний.

“Чтобы розничный инвестор получил доступ на рынок, необходимо устранить целый ряд барьеров. В частности, создать физический доступ, т.е. модернизировать технологическую составляющую. Предоставить доступ к информации об эмитентах, а также модернизировать правила бирж, чтобы любой инвестор даже на 200 грн. смог купить ценные бумаги при их размещении”, — рассказал г-н Петрашко.

Иными словами, чиновники планируют заставить биржи раздробить продаваемые лоты акций таким образом, чтобы они стали доступны участвующим в торгах частным лицам.

Взялись за старое

Еще одна инициатива, направленная на увеличение объемов биржевых торгов, предусматривает снижение требований к финансовым показателям эмитента, ценные бумаги которого находятся в листинге. Вместе с тем чиновники намерены разрешить допуск ЦБ к биржевым торгам по инициативе не эмитента, а компании маркет-мейкера (брокера, который обязан поддерживать котировки эмитента на фондовой бирже).

“Далеко не всегда менеджмент (эмитента) заинтересован в том, чтобы акции предприятия, которым он управляет, торговались на бирже”, — отметил г-н Тевелев. Такая практика уже существовала несколько лет назад, однако регулятору пришлось от нее отказаться после инцидента с акциями “Запорожстали”.

Напомним: в 2006 г. миноритарные акционеры этого эмитента потеряли около 60% инвестдохода вследствие проведенной в акционерном обществе дополнительной эмиссии, которая привела к тому, что доли миноритариев оказались размыты.

Тогда руководство “Запорожстали” отказалось выкупать доли миноритарных акционеров по сложившейся на Бирже ПФТС цене, аргументировав это тем, что эмитент не давал разрешения на торговлю своими акциями на фондовой бирже. Следовательно, и никакой ответственности за установившиеся на бирже цены на акции эмитент не несет и не будет принимать их во внимание.

В результате ГКЦБФР приняла решение вносить в листинг акции только с согласия эмитента. Пока же непонятно, каким образом регулятор намерен предотвращать подобные ситуации в случае возврата прежних полномочий маркет-мейкеров по выводу ЦБ на фондовый рынок.

Инструмент беречь надо

В “Программе развития фондового рынка на 2011-2015 гг.” уделяется много внимания расширению перечня финансовых инструментов и законодательному урегулированию уже фактически существующих рынков. В частности, предлагается упорядочить рынок деривативов (производных финансовых инструментов).

Отметим, что сейчас на “Украинской бирже” торгуются опционы на индекс. При этом нет законодательной базы, которая регулировала бы торговлю этим финансовым инструментом, так как до сих пор не принят законопроект о производных (деривативах).

Кроме того, программа предусматривает утверждение на законодательном уровне порядка проведения операций по продаже ЦБ с обязательством их дальнейшего выкупа — операций РЕПО.

Спасение утопающих

Нельзя сказать, что представленный документ вовсе не затрагивает вопросы защиты прав инвесторов. Чтобы обеспечить ее, чиновники предлагают сконцентрировать усилия на развитии системы пруденциального надзора. Они намерены внести изменения в Закон “О государственном регулировании рынка ЦБ в Украине” и существенно расширить полномочия ГКЦБФР по надзору за профессиональными участниками фондового рынка.

Следует отметить, что уже сейчас Комиссия ведет работу над созданием системы мониторинга фондового рынка. По замыслу регулятора, эта система даст ему возможность в режиме реального времени отслеживать состояние участников рынка и вовремя выявлять нарушения в их деятельности.

“Мы подготовили техническое задание для реализации этой программы, — сказал г-н Тевелев. — Уже объявлен конкурс среди компаний, которые будут реализовывать ее, и через 10-12 дней мы определим победителя”.

В то же время ГКЦБФР предлагает отказаться от плановых проверок участников фондового рынка. По мнению председателя Комиссии, такой механизм надзора скорее мешает работе рынка, чем помогает.

Кроме того, дабы защитить права инвесторов, Комиссия планирует внедрить институт собраний собственников облигаций, а также установить перво очередность удовлетворения требований собственников облигаций относительно других кредиторов (за исключением кредиторов в лице государства и трудового коллектива).

Очевидно, что эти инициативы были обусловлены массовыми техническими дефолтами по выпускам корпоративных облигаций в 2008-2009 гг.

Отметим, что в разгар кризиса на рынке корпоративных облигаций представители инвестиционного сообщества не раз заявляли, что некоторые эмитенты облигаций искусственно доводили себя до банкротства, чтобы не платить по ранее выпущенным ЦБ.

Не забыли чиновники и свою старую идею гарантирования инвестиций — в программу были внесены положения, касающиеся создания компенсационных механизмов для физлиц. В частности, предлагается учредить фонд для гарантирования вложений участников инвестиционных фондов.

Напомним: данную инициативу не раз критиковали компании по управлению активами (КУА), которые считают, что такой шаг приведет только к тому, что инвесторы начнут вкладывать деньги во все фонды без разбора. При этом некоторые КУА попросту уйдут с рынка с деньгами клиентов, и другие игроки будут вынуждены расплачиваться за своих недобросовестных или менее удачливых коллег.

Давайте дружить биржами

Особое внимание в программе развития фондового рынка уделяется консолидации организованного фондового рынка. В случае утверждения документа Кабмином биржи должны будут создать единую систему обнародования информации о торгах и их участниках.

Отметим, что сейчас каждая фондовая биржа предоставляет эти данные (о котировках ЦБ, объемах торгов и т.д.) в индивидуальном порядке. Учитывая, что количество фондовых бирж в Украине достаточно велико, понятно, что инвестору сложно отследить изменения цен по каждой ЦБ.

Не обошли чиновники стороной и вопрос консолидации биржевого рынка. “Для достижения этой цели мы будем выдвигать требования не только к активам бирж, но и к технологиям, объемам торгов и количеству участников”, — пообещал г-н Тевелев.

Помимо биржевой предлагается консолидировать и депозитарную систему. Правда, стоит отметить, что об объединении депозитариев, которых в Украине пока два, речь ведется чуть ли ни с момента их создания. Поэтому будет ли реализован данный пункт программы до 2015 г., сказать сложно.

http://vashigroshi.com/invest/funds-and-companies/2590-po-novoj


  © 2008-2011
Investor Relations Agency